Каким был Лермонтов

М. Лермонтов и Е. Сушкова: о гении и злодействеКаким был Лермонтов? Жизнь каждого крупного поэта вызывает у нас свой вопрос.

Для меня в случае Лермонтова – это вопрос о том, прав ли был Пушкин, когда писал, что гений и злодейство — две вещи несовместные?

Двойные стандарты?

Конечно, нам привычно думать, что просто у Михаила Юрьевича Лермонтова было тяжелое детство, трудный характер, излишнее свободолюбие, но не это главное. Главное, что он был великим поэтом, изгнанником, романтиком.

Но такой подход мне не нравится, по сути это двойные стандарты: если человек стал великим, то его поступки оцениваются уже не как поступки любого человека, а со снисхождением, изначальной готовностью оправдать все неблаговидности.

История с Сушковой

О чем, собственно, идет речь? В первую очередь – об истории мщения Екатерине Сушковой. Она в их юношеском возрасте насмехалась над неуклюжим Лермонтовым. Через пять лет известный в свете гусар Лермонтов легко влюбил девушку в себя, расстроив её брак.

После этого он избрал в обществе компрометирующую форму обращения к Сушковой. Далее – написал на её имя анонимное письмо с предупреждением против себя самого. И направил письмо в руки ее родственников, произведя, по его же собственным словам, «гром и молнию». Ну а при последнем объяснении со своей жертвой сообщил, что он её не любит и, кажется, никогда не любил.

Как вам это нравится? И еще маленькая деталь. Все это, кроме сцены расставания, он описал в письме к Александре Верещагиной, подруге Екатерине Сушковой. Видя лишь «весёлую сторону истории». Можно ли считать такого человека порядочным?

Персональная ответственность

Тем не менее, Лермонтову не понравилось, когда критики и читатели начали отождествлять его с Печориным, поступавшим примерно так же. «Другие же очень тонко замечали, что сочинитель нарисовал свой портрет и портреты своих знакомых… Старая и жалкая шутка!», – написал он в предисловии ко второму изданию «Героя нашего времени». Увы, это похоже на не-смелое уклонение от ответственности.

В жизни Лермонтова прослеживается цепочка таких уклонений от персональной ответственности:

  • Отказ в 1829 году от общения со своим отцом Юрием Петровичем Лермонтовым. Из-за угрозы воспитавшей его бабушки Елизаветы Алексеевны Арсеньевой лишить внука наследства
  • Отказ от поступления на первый курс Петербургского университета после конфликтного ухода из Московского университета по прохождении двух курсов. И решение поступить в Школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров. Вопреки склонности к литературе и в согласии с пожеланиями все той же бабушки.
  • Отказ от отставки из армии ради занятий литературой в 1840-41-х годах. Продолжение службы на Кавказе. Снова повлияла любящая бабушка.

Можно возразить, что он не уклонялся от опасности и храбро сражался на Кавказе. Да, это так. Но в увлеченности азартной жизнью предводителя жестокого отряда охотников (Лермонтовского отряда) на этой карательной войне с чеченцами есть что-то странное для поэта. Романтика крови? Игра со смертью?

Пушкин и Лермонтов

Возвращаюсь к теме гения и злодейства. Существует мнение, что Лермонтов во многом шел по следам Пушкина. «Демон» – «Демон», «Пророк» – «Пророк», Онегин – Печорин, и так далее, вплоть до: смерть на дуэли – смерть на дуэли. Возникает логичный вопрос: в чем он оказался неспособен пойти вслед за Пушкиным? По-моему, ответ достаточно очевиден: это радостная, солнечная, жизнеутверждающая поэзия. Найдется ли у Лермонтова хоть что-нибудь похожее на «Мороз и солнце; день чудесный!»? Нет.

Да и знаменитое стихотворение «Смерть поэта» имеет один характерный изъян. В нем нет поэта, самого Пушкина, зато много гражданского пафоса. Так ли должен прощаться поэт с поэтом? Мне ближе то, как это делает поэт Цветаева в стихотворении на смерть поэта Рильке «Новогоднее», завершающееся такими словами:

Чтоб не залили, держу ладонью –
Поверх Роны и поверх Rarogn’а,
Поверх явной и сплошной разлуки –
Райнеру – Мариа – Рильке – в руки.

Возможно, те самые демоны мщения и нигилизма помешали ему выразить что-либо радостное или хотя бы «одно только слово ласковое, человечье»? А гений – это тот, кто всё может, универсальный творец. Так что, извините, не получается из Лермонтова гений. А Пушкин получается прав в своем утверждении.

Вместо заключения

В дополнение к этому материалу вы можете ознакомиться с фразеологизмами Лермонтова и с цитатами Лермонтова. А также со статьей Каким был Некрасов.

Или прочитать обзор фразеологизмов Пушкина, или статью о книгах, изменивших нашу жизнь, или статью о выборе книги.

 

Если вам понравилась эта статья и вы захотели поделиться с друзьями ссылкой на нее в социальной сети, то я ведь только за!

Просто воспользуйтесь кнопками сетей ниже.

Комментарии также всячески приветствуются!

Добавить комментарий

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии