Цитаты Бердяева

Цитаты Николая БердяеваПодготовил: Дмитрий Сироткин

Представляю вам подборку цитат религиозного философа и публициста Николая Бердяева (1874—1948).

Бердяев был принципиальным противником Октябрьской революции в России.

Цитаты сведены по темам: христианство, свобода, любовь, русские, революция, человек, вера, творчество, Россия, философия, смерть, социализм, личность, демократия, государство, дух, мистика, национализм, культура, совесть, классы, знание, прогресс, человеческие проявления, ревность, этика, мир, слова, страх, фанатизм, женщина, сексуальность, философы, эрос, магия, атеизм, наука.

О христианстве

Христианство не только вера в Бога, но и вера в человека, в возможность раскрытия божественного в человеке.

Евангелие есть учение о Христе, а не учение Христа.

Новый Завет не отменяет Ветхого Завета для ветхого еще человечества.

Страдание христианина есть вольное принятие креста, вольное несение его.

Христианство — величайшая религия прежде всего потому, что она есть религия воскресения, что она не мирится с умиранием и исчезновением, что она стремится к воскресению всего подлинно существующего.

Для христианина нет ни эллина, ни иудея. Одного избранного народа Божьего не может быть в христианском мире. Христос пришел для всех народов, и все народы имеют перед судом христианского сознания свою судьбу и свой удел.

Основная мысль человека есть мысль о Боге. Основная мысль Бога есть мысль о человеке.

С трагедией мира можно примириться только потому, что есть страдание Бога. Бог разделяет судьбу своего творения.

Ад нужен не для того, чтобы злые получили воздаяние, а для того, чтобы человек не был изнасилован добром и принудительно внедрен в рай.

Почитание святых заслонило богообщение. Святой больше, чем человек, поклоняющийся же святому меньше, чем человек.

Христианство в истории слишком часто срывалось на путь принуждения, подвергалось искушению и отрекалось от свободы Христовой.

В новое время, начиная с Декарта, христианство входит внутрь человеческой мысли и меняет проблематику. В центре становится человек, что есть результат совершенного христианством переворота.

Античная трагедия есть трагедия рока, христианская же трагедия есть трагедия свободы.

Христианство призывает к победе над миром, а вовсе не к покорности миру. Смирение не есть покорность, наоборот, оно есть непокорность, движение по линии наибольшего сопротивления.

Могут по-своему спастись невежды, дураки и даже идиоты, но позволительно усомниться, чтобы в замысел Царства Божьего входило население его исключительно невеждами, дураками и идиотами. Апостол рекомендует нам быть младенцами по сердцу, а не по уму.

Откровение Бога в мире еще не закончилось, тайна Божьего творения еще не раскрывалась окончательно. Ожидание Третьего Царства, Царства Духа Святого, по существу своему церковно и вне Церкви не может иметь никакого смысла.

Кстати, цитаты о религии

О свободе

Свобода есть право на неравенство.

Свобода есть моя независимость и определяемость моей личности изнутри, и свобода есть моя творческая сила, не выбор между поставленным передо мной добром и злом, а мое созидание добра и зла.

Свобода не легка, как думают ее враги, клевещущие на нее, свобода трудна, она есть тяжелое бремя. И люди легко отказываются от свободы, чтобы облегчить себя…

В свободе жизнь будет труднее, ответственнее и трагичнее. Этика свободы сурова и требует героизма.

Борьбу за свободу я понимал прежде всего не как борьбу общественную, а как борьбу личности против власти общества.

Всякое до сих пор бывшее организованное и организующееся общество враждебно свободе и склонно отрицать человеческую личность.

Свобода моей совести есть абсолютный догмат, я тут не допускаю споров, никаких соглашений, тут возможна только отчаянная борьба и стрельба.

Нет более горькой и унизительной зависимости, чем зависимость от воли человеческой, от произвола равных себе.

В свободе скрыта тайна мира. Бог захотел свободы, и отсюда произошла трагедия мира.

Конфликт жалости и свободы… Жалость может привести к отказу от свободы, свобода может привести к безжалостности…

Экстаз есть всегда выход за пределы того, что порабощает и подавляет, есть выход к свободе.

Кстати, цитаты о свободе

О любви

Любовь - как бы универсальная энергия жизни, обладающая способностью превращать злые страсти в страсти творческие.

Любовь и есть видение другого в Боге и утверждение его для вечной жизни, излучение силы, необходимой для этой вечной жизни.

Любовь, в сущности, не знает исполнившихся надежд. Бывает иногда сравнительно счастливая семейная жизнь, но это счастливая обыденность.

Подлинная любовь дает силы другому, любовь-похоть вампирически поглощает силу другого.

В любви есть деспотизм и рабство. И наиболее деспотична любовь женская, требующая себе всего!

Когда речь идет о любви между двумя, то всякий третий лишний…

Любви присущ глубокий внутренний трагизм, и не случайно любовь связана со смертью… Мне всегда казалось странным, когда люди говорят о радостях любви.

Любовь всегда нелегальна. Легальная любовь есть любовь умершая. Легальность существует лишь для обыденности, любовь же выходит из обыденности.

Любовь есть интимно-личная сфера жизни, в которую общество не смеет вмешиваться.

Ничего нельзя любить, кроме вечности, и нельзя любить никакой любовью, кроме вечной любви. Если нет вечности, то ничего нет.

Есть несоизмеримость между женской и мужской любовью, несоизмеримость требований и ожиданий. Мужская любовь частичка, она не захватывает всего существа. Женская любовь более целостна. Женщина делается одержимой.

Кстати, цитаты о любви

О русских

Русский народ есть в высшей степени поляризованный народ, то есть совмещение противоположностей. Им можно очароваться и разочароваться, от него всегда можно ждать неожиданностей, он в высшей степени способен внушить к себе сильную любовь и сильную ненависть.

Ни один народ не доходил до такого самоотрицания, как мы, русские.

Есть соответствие между необъятностью, безгранностью, бесконечностью русской земли и русской души, между географией физическою и географией душевной. В душе русского народа есть такая же необъятность, безгранность, устремленность в бесконечность, как и в русской равнине.

Русский народ не хочет быть мужественным строителем, его природа определяется как женственная, пассивная и покорная в делах государственных, он всегда ждет жениха, мужа, властелина. Россия — земля покорная, женственная.

Личное достоинство, личная честь, личная честность и чистота мало кого у нас пленяют. Всякий призыв к личной дисциплине раздражает русских. Духовная работа над формированием своей личности не представляется русскому человеку нужной и пленительной.

Для всечеловечества должно быть отвратительно превращение русского человека в интернационального, космополитического человека.

Славянофилы были первыми русскими европейцами, так как они пытались мыслить по-европейски самостоятельно, а не подражать западной мысли, как подражают дети.

Кстати, цитаты о русских

О революции

Революция есть явление природы.

Революция есть догнивание старого режима. И нет спасения ни в том, что начало гнить, ни в том, что довершило гниение.

Революция - конец старой жизни, а не начало новой жизни, расплата за долгий путь. В революции искупаются грехи прошлого.

Революция всегда говорит о том, что власть имеющие не исполнили своего назначения.

Революционеры поклоняются будущему, но живут прошлым.

Русская революция — провиденциальна, в ней есть очистительная гроза и очистительный огонь, в ней сгорает старая ложь. Но в этой же стихии образуется новая ложь и многое старое является в новой лишь форме.

Русская революция есть великое несчастье. Всякая революция — несчастье. Счастливых революций никогда не бывало.

Революцию действительно революционную осуществить возможно не во внешнем мире, а лишь в душе и теле человека.

В революции не бывает и не может быть свободы, революция всегда враждебна духу свободы… Все революции кончались реакциями. Это неотвратимо. Это — закон. И чем неистовее и яростнее бывали революции, тем сильнее были реакции. В чередованиях революций и реакций есть какой-то магический круг.

О человеке

Человек есть существо, недовольное самим собою и способное себя перестраивать.

Небесная история и небесная судьба человека предопределяют земную судьбу и земную историю человека.

Человек есть принципиальная новизна в природе. Проблема человека совершенно неразрешима, если его рассматривать из природы и лишь в соотношении с природой. Понять человека можно лишь в его отношении к Богу. Нельзя понять человека из того, что ниже его, понять его можно лишь из того, что выше его.

«Я» принадлежит не к природе, а к существованию. «Я» изначально и первично. Сознание ему лишь присуще, как и бессознательное. Первично «я», погруженное в существование, а совсем не сознание, как думают многие философы.

Миф о грехопадении есть миф о величии человека.

Человек раб потому, что свобода трудна, рабство же легко.

Человек не может, не должен в своем восхождении улететь из мира, снять с себя ответственность за других. Каждый отвечает за всех… Свобода не должна стать снятием ответственности за ближних. Жалость, сострадание напоминают об этом свободе.

Кстати, цитаты о человеке

О вере

Вера есть раскрытие в своем «я» иного, божественного, выход из «я» и отдавание себя высшему. Поэтому в вере преодолевается и корыстное сомнение, и корыстное самовозвеличение.

Мы приходим к Богу совсем не потому, что рациональное мышление требует бытия Божьего, а потому, что мир упирается в тайну и в ней рациональное мышление кончается.

Жизнь христианина есть самораспятие.

Чудо должно быть от веры, а не вера от чуда.

Знание принудительно, вера свободна.

Бог есть свобода и дает свободу. Он не Господин, а Освободитель, Освободитель от рабства мира. Бог действует через свободу и на свободу.

Вера есть внутренний духовный опыт и духовная жизнь, есть возрождение души, и она не может порабощать философию, она может лишь питать её. Но в борьбе против религии авторитета, сжигавшей на костре за дерзновение познания, философия отпала от веры, как внутреннего просветления познания.

Вера в бессмертие есть не только утешительная вера, облегчающая жизнь, она есть также страшная, ужасная вера, отягчающая жизнь безмерной ответственностью. Можно было бы сказать, что неверующие больше облегчили себе жизнь, чем верующие.

О творчестве

Творчество есть творчество из ничего, то есть из свободы.

Тайна творчества есть тайна свободы.

Творчество болезненно и трагично в существе своем. Цель творческого порыва — достижение иной жизни, иного мира, восхождение в бытии.

Творчество есть продолжение миротворения... Но я изначально сознал глубокую трагедию человеческого творчества и его роковую неудачу в условиях мира.

Не только творческая мысль, но и творческая страсть, страстная воля и страстное чувство должны расковать затверделое сознание и расплавить представший этому сознанию объективный мир.

Вопрос о религиозном смысле творчества до сих пор еще никогда не был поставлен, такой вопрос не возникал даже в сознании. Это — вопрос нашей эпохи, наш вопрос, вопрос конечный, к которому приводит кризис всей культуры.

Догматизм есть цельность духа; творящий всегда догматичен, всегда дерзновенно избирающий и творящий избранное.

Кстати, цитаты о творчестве

О России

Россия не может определять себя, как Восток, и противополагать себя Западу. Россия должна сознавать себя и Западом, Востоко-Западом, соединителем двух миров, а не разделителем.

Россия - самая безгосударственная, самая анархическая страна в мире. И русский народ - самый аполитический народ, никогда не умевший устраивать свою землю.

Силы народа, о котором не без основания думают, что он устремлен к внутренней духовной жизни, отдаются колоссу государственности, превращающему все в свое орудие.

С давних времен было предчувствие, что Россия предназначена к чему-то великому, что Россия - особенная страна, не похожая ни на какую страну мира.

Отрицание России во имя человечества есть ограбление человечества.

Для западного культурного человечества Россия все еще остается совершенно трансцендентной, каким-то чуждым Востоком, то притягивающим своей тайной, то отталкивающим своим варварством.

Наша любовь всегда должна быть сильнее нашей ненависти. Нужно любить Россию и русский народ больше, чем ненавидеть революцию и большевиков.

Кстати, цитаты о России

О философии

Философия — школа любви к истине.

Философия свободы есть философия богочеловечества.

Философия ни в каком смысле не есть наука и ни в каком смысле не должна быть научной.

Философия всегда была прорывом из бессмысленного, эмпирического, принуждающего и насилующего нас со всех сторон мира к миру смысла, к миру потустороннему.

Философия может существовать лишь в том случае, если признается философская интуиция. И всякий значительный и подлинный философ имеет свою первородную интуицию. Этой интуиции не могут заменить ни догматы религии, ни истины науки.

Настоящий, призванный философ хочет не только познания мира, но и изменения, улучшения, перерождения мира. Иначе и быть не может, если философия есть прежде всего учение о смысле человеческого существования, о человеческой судьбе.

О смерти

Смысл смерти заключается в том, что во времени невозможна вечность, что отсутствие конца во времени есть бессмыслица.

Наша жизнь наполнена смертью, умиранием. Жизнь есть непрерывное умирание, изживание конца во всем, постоянный суд вечности над временем.

Смерть наступает для нас не только тогда, когда мы умираем, но и тогда уже, когда умирают наши близкие. Мы имеем в жизни опыт смерти, хотя и не окончательный.

Смерть есть самый глубокий и самый значительный факт жизни, возвышающий самого последнего из смертных над обыденностью и пошлостью жизни. И только факт смерти ставит в глубине вопрос о смысле жизни. …Смерть — предельный ужас и предельное зло — оказывается единственным выходом из дурного времени в вечность, и жизнь бессмертная и вечная оказывается достижимой лишь через смерть.

О социализме

Большевизм есть рационалистическое безумие, мания окончательного регулирования жизни, опирающаяся на иррациональную народную стихию.

Социализм есть явление, которое раскрывается не на почве избытка, а на почве недостатка и скудости. Там происходит не развязывание, а связывание творческих сил человека, подчинение их принудительному центру. В социализме отпущенный на свободу человек вновь приковывается к принудительно организованной и принудительно урегулированной жизни.

Идеалы социализма — буржуазные идеалы. Социализм целиком принимает все буржуазные ценности благ этого мира и хочет их только дальше развить и по-новому распределить, сделав достоянием всего мира... Социализм хочет окончательной буржуазности как царства мира сего.

Социализм буржуазен потому, что целиком принадлежит к природному царству необходимости, а не к сверхприродному царству свободы. Поэтому же социализм лишен духа творческого.

О личности

Отвлеченное духовное единство без сложного многообразия не есть личность. Личность целостна, в нее входит и дух, и душа, и тело. Тело также органически принадлежит образу личности, оно участвует и в познании, тело не есть материя.

Личность тем и отличается от всего частного и частичного, что она может заключать в себе универсальное содержание. Личность есть единство во множестве, охватывающее универсум. Поэтому существование личности есть парадокс для объективированного мира.

«Я» может реализовать личность, стать личностью. Реализация личности всегда предполагает самоограничение, свободное подчинение сверхличному, творчество сверхличных ценностей, выход из себя в другого.

О демократии

Демократия есть уже выхождение из естественного состояния, распадение единства народа, раздор в нем.

Почти чудовищно, как люди могли дойти до такого состояния сознания, что в мнении и воле большинства увидели источник и критерий правды и истины!

Признание народной воли верховным началом общественной жизни может быть лишь поклонением формальному, бессодержательному началу, лишь обоготворением человеческого произвола.

Отвлеченная, ничем не ограниченная демократия легко вступает во вражду с духом человеческим, с духовной природой личности.

О государстве

Государственно-правовое существование есть существование враждующих.

Государство существует не для того, чтобы превращать земную жизнь в рай, а для того, чтобы помешать ей окончательно превратиться в ад.

Власть государственная имеет религиозную первооснову и религиозный исток.

Государство не выводимо ни из каких человеческих интересов и расчетов, и нельзя принудить признать государство, подчиниться государству никакими рациональными доводами.

Утопии оказались гораздо более осуществимыми, чем казалось раньше. И теперь стоит другой мучительный вопрос: как избежать окончательного их осуществления?

О духе

Дух не есть видимая вещь, он совсем не есть вещь среди вещей. Дух есть субъект, потому что субъект противоположен вещи.

Применяя терминологию Канта, можно сказать, что реальность духа есть реальность свободы, а не реальность природы.

Философия духа должна быть не философией бытия, не онтологией, а философией существования.

Но критерий истины не в разуме, не в интеллекте, а в целостном духе. Сердце и совесть остаются верховными органами для оценки и для познания смысла вещей.

О мистике

Мистика есть преодоление тварности.

Мистикой можно назвать лишь то, что относится к духовному плану.

Подлинная мистика и есть реализм, она обращена к первореальностям, к тайне существования, в то время как ортодоксальная теология имеет дело лишь с символами, получившими социальное значение.

Мистика постоянно подозревалась и обвинялась в ересях. Обвинения эти обыкновенно попадали мимо цели, потому что обвиняющие и обвиняемые находились в разных плоскостях и говорили на разных языках.

О национализме

Национализм есть положительное благо и ценность, как творческое утверждение, раскрытие и развитие индивидуального народного бытия.

Национальный человек — больше, а не меньше, чем просто человек, в нем есть родовые черты человека вообще и еще есть черты индивидуально-национальные.

Чувствовать себя гражданином вселенной совсем не означает потери национального чувства и национального гражданства.

Кто не любит своего народа и кому не мил конкретный образ его, тот не может любить и человечества, тому не мил и конкретный образ человечества.

О культуре

Не в политике и не в экономике, а в культуре осуществляются цели общества. И высоким качественным уровнем культуры измеряется ценность и качество общественности.

Культура, в которой есть религиозная глубина, всегда стремится к воскресению.

Классическая культура означает довольство культурой. Это довольство невозможно в христианском мире.

Культура никогда не существовала для всей массы человечества и никогда не была удовлетворением ее запросов и требований. Народность культуры совсем не означала соответствия уровню народных масс и исполнения ее заказов.

О совести

Совесть есть та глубина человеческой природы, на которой она соприкасается с Богом, где она получает весть от Бога и слышит голос Божий.

Совесть есть духовное, сверхприродное начало в человеке, и она совсем не социального происхождения. Социального происхождения скорее засорение и искажение совести.

В религиозной духовной жизни я ничего не могу принять помимо совести и против совести. Это было бы не духовным явлением, ибо дух есть свобода.

О классах

Не может быть классовой истины, но может быть классовая ложь.

Угнетенные никогда не могут господствовать, ибо в момент господства они становятся угнетателями.

«Буржуазия» и «пролетариат» представляют абстракции, несоответствующие живой действительности. Вызвав к жизни эти абстрактные духи и дав им имена, их наделили такой магической силой, что стало необходимым считаться с этими фикциями.

О знании

Знание не может уничтожить веру и заменить веру. Это прежде всего должно быть психологически признано.

В познании действуют три начала: сам человек, Бог и природа.

Истина познается в свободе и через свободу. Навязанная мне истина, во имя которой требуют от меня отречения от свободы, совсем не есть истина, а есть чертов соблазн. Познание истины меня освободит.

О прогрессе

Учение о прогрессе есть, прежде всего, совершенно ложное, не оправданное ни с научной, ни с философской, ни с моральной точки зрения обоготворение будущего за счет настоящего и прошлого.

Прогресс превращает каждое человеческое поколение, каждое лицо человеческое, каждую эпоху истории в средство и орудие для окончательной цели— совершенства, могущества и блаженства грядущего человечества, в котором никто из нас не будет иметь удела.

О человеческих проявлениях

Индивидуализм всегда убивает личность и индивидуальность.

Самые самолюбивые люди — это люди, не любящие себя.

Добрые дела, которые совершаются не из любви к людям и не из заботы о них, а для спасения собственной души, совсем не добрые. Где нет любви, там нет и добра.

Вежливость есть символически условное выражение уважения ко всякому человеку.

О ревности

Ревность есть тирания человека над человеком. Особенно отвратительна женская ревность, превращающая женщину в фурию.

Ревность не соединена со свободой человека. В ревности есть инстинкт собственности и господства, но в состоянии унижения. Нужно признавать право любви и отрицать право ревности, перестав ее идеализировать…

Об этике

Этика есть не только суд над человеком, но и суд над Богом. Против Бога восстало не только зло, но и добро, неспособное примириться с самым фактом существования зла.

В основе евангельской, христианской этики лежит безусловное признание значения всякой человеческой души, которая стоит дороже царств мира, самоценности личности как образа и подобия Божьего.

О мире

Дух человеческий — в плену. Плен этот я называю «миром», мировой данностью, необходимостью.

В центре мира стоит человек и судьба человека определяет судьбу мира, через него и для него.

Мир, не сотворенный, не знавший творческого акта прибыли и прироста бытийственной мощи, не знал бы ничего о творчестве и не был бы способен к творчеству.

Кстати, цитаты о мире

О словах

Слова имеют огромную власть над нашей жизнью, власть магическую. Мы заколдованы словами и в значительной степени живем в их царстве. Слова действуют, как самостоятельные силы, независимые от их содержания.

Широкие слои русского интеллигентного общества особенно как-то живут фикциями слов и иллюзиями покровов.

Кстати, цитаты о речи

О страхе

Страх есть состояние дрожащей, трепещущей, падшей твари, которая находится в низинах бытия и которую со всех сторон подстерегают опасности.

Внесение в нашу религиозную веру и в наше отношение к Богу религиозного страха есть внесение категории обыденной природной жизни мира в высшую сферу, в которой она неприменима.

О фанатизме

Фанатизм - некоторое умопомешательство, порожденное неспособностью вместить полноту истины.

Фанатик веры есть человек, одержимый своей идеей и в нее верующий беззаветно, а вовсе не человек, находящийся в общении с живым Богом. Наоборот, с живым Богом он разобщен.

О женщине

Женщина необыкновенно склонна к рабству и вместе с тем склонна порабощать.

У женщин есть необыкновенная способность порождать иллюзии, быть не такими, каковы они на самом деле.

Женщина есть душа мира и душа земли, рождающая и укрывающая в своем лоне.

Кстати, цитаты о женщине

О сексуальности

В сексуальной жизни есть что-то унизительное для человека.

Только наша эпоха допустила разоблачение жизни пола. И человек оказался разложенным на части. Таков Фрейд и психоанализ, таков современный роман. В этом — бесстыдство современной эпохи, но также и большое обогащение знаний о человеке.

О философах

Когда не обладаешь мудростью, остается любить мудрость, т.е. быть философом.

Поистине трагично положение философа. Его почти никто не любит.

Бестрагичность неверующего философа очень трагична. Свобода неверующего философа есть его рабство.

Об эросе

Только личная, вне-родовая любовь, любовь избрания душ, мистическая влюбленность и есть любовь, есть подлинный Эрос, божественная Афродита.

Эротическая любовь коренится в поле и без пола её нет. Но она преодолевает пол, она вносит иное начало и искупает его. Эрос имеет и другое происхождение, происходит из иного мира.

О магии

Магия — природообщение. Магия есть действие над природой и власть над природой через познание тайн природы. И магия имеет глубокое родство с естествознанием и техникой.

Темная магия оставляет человека заколдованным в природной необходимости и хочет дать ему власть и силу, не освободив его.

Об атеизме

Бога отрицают или потому, что мир так плох, или потому, что мир так хорош.

Власть авторитета предполагает свободу в его признании. Воинствующее безбожие есть расплата за рабьи идеи о Боге.

О науке

Науки нет, есть только науки.

Вера в бога науки ныне пошатнулась. Кризис совершается не только в верхах философской мысли, но и в низах положительной научной работы.

Кстати, цитаты о науке

О разном

Культура родилась из культа.

Психоанализ есть психология без души.

Буддизм есть по-своему великое учение о спасении от мук и страдания без Спасителя.

Ночь метафизичнее, онтологичнее дня. Дневной покров не только в природе, но и в истории не .В институте брака есть бесстыдство обнаружения для общества того, что должно было бы быть скрыто, охранено от посторонних взоров… Брак, на котором основана семья, есть очень сомнительное таинство.

Истинный консерватизм есть борьба вечности с временем, сопротивление нетленности гниению.

 

Создается впечатление, что идеи Бердяева по разным причинам не оказались близки ни традиционному христианству, ни нерелигиозной философии, ни науке.

Например, вот как высказался о религиозной философии великий немецкий философ Мартин Хайдеггер, сам получивший теологическое образование: «То о чем спрашивается в нашем вопросе [«Почему вообще есть сущее, а не наоборот — ничто?»], для веры есть безумие. Вот в этом-то безумии и состоит философия. Какая-нибудь «христианская философия» — все равно что круглый квадрат и есть сущее недоразумение. Конечно, мысляще вопрошающая проработка христианского опыта мира, т.е. веры, существует. Но тогда это называется богословием. Только эпохи, которые уже не верят по-настоящему в величие задач богословия, приходят к вредному мнению, будто через мнимое оживление с помощью философии богословие выиграет или же вообще уступит оной свое место и сделается тем самым более по вкусу веяниям времени. Для изначальной христианской веры философия есть безумие.»

Цитаты о Бердяеве

  • Д. Мережковский: Становится совершенно понятно, почему его абсолютно не интересует проблема Церкви, почему он даже не понял, что такое значит плоть. …Он совершенно не понял, что проблема Церкви есть проблема плоти, ибо что такое Церковь, как не Тело Христово?
  • Л. Шестов: Как только он покидает какой-либо строй идей ради нового, он уже в своем прежнем идейном богатстве не находит ничего достойного внимания. Все - старье, ветошь, ни к чему не нужное... Он стал христианином прежде, чем выучился четко выговаривать все слова символа веры.
  • Н. Лосский: Есть лица, желающие быть более православными, чем само православие, и потому считающие творчество Бердяева вредным для Церкви. Они упускают из виду, что в исторической жизни христианства, как в церковной практике, так и в традиционных богословских учениях, есть много недостатков, которые оттолкнули широкие круги общества от Церкви. Чтобы вернуть их к Церкви, нужна работа таких светских лиц, как Бердяев, которые показывают, что эти недостатки могут быть устранены без утраты основ христианской Церкви. Выражая существенные истины христианства новым языком и в своеобразных понятиях, отличных от стиля традиционного богословия, такие философы, как Бердяев, побуждают вновь интерес к христианству в умах множества лиц, отвернувшихся от него, и могут привлечь их к Церкви.
  • Архимандрит Киприан (Керн): Надо понять, что нельзя приять Христа без Церкви, что внецерковное христианство бесплодно, так как оно превращено в отвлеченное умствование о божественном, и скучно, так как замкнуто в границы философской этики. Но для Николая Александровича Церковь, к сожалению, осталась такой же ‟объективацией”, как и многое другое.
  • А. Мень: Он был похож на скомороха. Он радикально отличается от тех, чьи призывы к любви сердиты, чьи призывы к веселью унылы, а призывы к благочестию построены как проклятья.
  • А. Дугин: Бердяев не оставил после себя цельной философской системы. Его можно назвать «философом замечаний» … Бердяев оставил ряд тезисов, которые получили, в общем-то, ограниченное развитие. И там, где он пытался превратить их в какую-то систему взглядов, как правило, сталкивался с неудачей. С другой стороны, опыты философии удавались ему в качестве отдельных, самостоятельных фрагментов. Следует рассматривать Бердяева и как философа фрагментов.

Далее вы можете перейти к другим подборкам:

 

Буду признателен, если вы поделитесь с друзьями ссылкой на статью в социальных сетях. Воспользуйтесь кнопками сетей ниже

Комментарии также всячески приветствуются!

Подписаться на новые статьи

Добавить комментарий