Фразеологизмы Л.Н. Толстого

Крылатые выражения ТолстогоАвтор: Дмитрий Сироткин

Вот наконец очередь дошла и до фразеологизмов Льва Толстого.

Их набралась дюжина, что совсем неплохо для прозаика.

Впрочем, сам Лев Николаевич Толстой (1828—1910) не считал себя профессиональным писателем, а больше ценил свои публицистические работы о религии, смысле жизни, русском народе. Что нашло отражение и в приведенных ниже фразеологизмах Толстого.

Хотя иногда кажется, что Толстой всегда был со своей пышной бородой (думаю, большинству читателей трудно вспомнить, каким Толстой был в молодости на фотографиях), и хотя мало кто из русских писателей доживал до 82 лет, но все же благостный образ патриарха русской литературы так до конца и не сложился.

Дедушка Толстой упрямо проповедовал свои радикальные социально-религиозные идеи, был отлучен от Православной церкви, а в заключение совершил побег из собственного дома. Этот анархист-непротивленец доставил немало беспокойства светским, церковным и семейным властям.

И все же, как это обычно бывает с писателями, их теоретические идеи забываются быстрее, чем их великие произведения. Об этом же говорят и дошедшие до наших дней крылатые выражения Толстого: это прежде всего выражения из романов «Анна Каренина» и «Война и мир».

К ним мы и перейдем:

Фразеологизмы из романа «Анна Каренина»

  • Все смешалось в доме Облонских
  • Образуется
  • Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему

Фразеологизмы из романа «Война и мир»

  • Дубина народной войны
  • Писали, не гуляли!

Прочие фразеологизмы Толстого

  • Плоды просвещения («Плоды просвещения»)
  • Власть тьмы («Власть тьмы»)
  • Чем люди живы («Чем люди живы»)
  • Не могу молчать («Не могу молчать»)
  • Непротивление злу насилием
  • Писать надо только тогда, когда не можешь не писать
  • Он пугает, а мне не страшно

 

В работе «Катастрофы в воздухе» поэт Иосиф Бродский поставил вопрос о том, к чему в 20 веке привело нашу литературу движение по пути реализма Толстого. За некоторыми исключениями (Платонов, Н. Мандельштам, Солженицын, отдельные вещи отдельных авторов) он характеризует состояние русской (советской) прозы 20 века как катастрофическое.

Альтернативой могло бы стать движение по пути Достоевского, но сам Бродский резонно замечает, что это было бы намного более трудно. Кажущийся же надежным путь реализма пугающе быстро привел нашу литературу к соцреализму и стилистическому тупику.

«...существует два типа людей и, соответственно, два типа писателей. Первый, несомненно составляющий большинство, рассматривает жизнь как единственную доступную нам реальность. Став писателем, такой человек принимается воспроизводить эту реальность в мельчайших деталях…» - описывает Бродский различие двух типов писателей, представленных Толстым и Достоевским – «Второй тип – меньшинство – воспринимает свою (и любую другую) жизнь как лабораторию для испытания человеческих качеств, сохранение которых в экстремальных обстоятельствах является принципиально важным как для религиозного, так и для антропологического варианта прибытия к месту назначения. Как писатель такой человек не балует тебя деталями; вместо них он описывает состояния и закоулки души своих героев…».

Прикладывая выводы Бродского о нашей литературе 20 века к себе как читателю, могу признать, что по крайней мере в части собственно советских прозаиков они верны: меня не тянет перечитать кого-либо из них. А вот Толстого – хочется. Хотя признаюсь и в том, что перечитать что-нибудь из Достоевского хочется отнюдь не всегда, чаще осенью или зимой.

И в продолжение темы фразеологизмов русских писателей:

 

Если вам понравилась эта статья и вы захотели поделиться с друзьями ссылкой на нее в социальной сети, то я ведь только за!

Просто воспользуйтесь кнопками сетей ниже.

Комментарии также всячески приветствуются!  

Добавить комментарий