Цитаты Гюго

Цитаты Виктора ГюгоПодготовил: Дмитрий Сироткин

Представляю вам подборку цитат французского писателя Виктора Гюго (1802 — 1885).

Это едва ли не самый знаменитый французский писатель, которого любят читать и в наше время.

Цитаты сведены по темам: человеческие проявления, женщины, любовь, жизненная этика, общество, человек, нации, мечты, великое, книги, смерть, искусство, детство, жизнь, идея, пороки, матери, разум, невежество, родина, счастье, путешествия, брак, идеал, поступки, отчаяние, революция, природа, старость, тщеславие, смех, свобода, эгоизм, ночь.

О человеческих проявлениях

Высота чувств — в прямом соотношении с глубиной мыслей. Сердце и ум — две конечности баланса. Опустите ум в глубину познания — вы поднимете сердце до небес.

У каждого человека три характера: тот, который ему приписывают, тот, который он сам себе приписывает, и, наконец, тот, который есть в действительности.

Никто не следит за поступками других так ревниво, как те, кого эти поступки касаются меньше всего.

Когда человеком владеет одна мысль, он находит ее во всем.

Радость, доставляемая нами другому, пленяет тем, что она не только не бледнеет, как всякий отблеск, но возвращается к нам еще более яркой.

Страдание всегда сопутствует наслаждению.

Во внутреннем мире человека доброта — это солнце.

Нравственность — это цветение истин.

Безупречный не упрекает.

А я - я ношу тюрьму в себе. Зима, лед, отчаянье внутри меня! Ночь в душе моей!

Быть погруженным в созерцание не значит быть праздным. Созерцать — все равно что трудиться. Мыслить — все равно что действовать. Взгляд, устремленный к небесам, — деяние.

Мечтательное настроение легче всего приходит, когда преследуешь хорошенькую женщину, не зная, куда она держит путь. В этом добровольном отречении от своей свободной воли, в этом подчинении своей прихоти прихоти другого, таится смесь какой-то фантастической независимости и слепого подчинения, - нечто промежуточное между рабством и свободою.

Достаточно какой-нибудь одной несчастной мысли, чтобы сделать человека бессильным и безумным.

Бесстыдство порой скрывает стыд.

Лень — это мать, у неё сын — воровство и дочь — голод.

Нет малой ненависти. Ненависть всегда огромна.

Унижение человека ведет к лишению его человеческого облика.

Зависть — это восторженная злоба.

Равнодушие — это благоразумие. Не шевелитесь — в этом ваше спасение. Притворитесь мертвым, и вас не убьют. К этому сводится мудрость насекомого.

О женщинах

Вы созерцаете звезду по двум причинам: потому, что она сверкает, и потому, что она непостижима. Но рядом с вами — сияние более нежное и тайна более глубокая: женщина.

Инстинкт объединяет женщин гораздо быстрее, нежели разум – мужчин.

Нагая женщина - это женщина во всеоружии.

В иные мгновения руки женщины обладают нечеловеческой силой.

Женское имя должно быть приятным, сладостным, неземным; оно должно оканчиваться на долгие гласные и походить на слова благословения.

Чтобы испортить настроение целому собранию хорошеньких женщин, достаточно появления более красивой, в особенности если в их обществе всего лишь один мужчина.

Надо уметь часто повиноваться женщине, чтобы иметь иногда право ею повелевать.

Берегитесь женщины! Горе тому, кто вверит себя ее изменчивому сердцу! Женщина вероломна и изворотлива. Она ненавидит змею из профессиональной зависти. Змея — это ее конкурент.

Чтобы заполнить сердце, гулящим женщинам нужен либо любовник, либо ребенок.

Девушка, которая любит смеяться, - на пути к слезам.

О, женщин знаю я! Они ужасно любят спасать от гибели того, кто их погубит.

Жеманницу создает неосуществимое притязание на божественность. Небесные громы заменяются дерзостью; храм, уменьшившись в размерах, становится будуаром. Не имея возможности быть богиней, жеманница ограничивается ролью идола.

О любви

Любовь — это когда двое едины. Когда мужчина и женщина превращаются в ангела. Это — небо!

Любовь подобна дереву: она растет сама собой, глубоко запуская в нас свои корни, и нередко продолжает зеленеть даже в опустошенном сердце.

Любви всего мало. Она обладает счастьем, а хочет рая, обладает раем — хочет неба. О любящие! Все это есть в вашей любви. Сумейте только найти.

Всегда любите друг друга всей душой. В мире нет почти ничего, кроме любви.

В любви главное - привычка. В ней сосредоточивается вся жизнь. Ежедневное появление солнца - привычка вселенной. Вселенная - влюблённая женщина, и солнце - её возлюбленный.

Если человек может сказать, что такое любовь, значит, он никого не любил.

Первый признак истинной любви у мужчин — несмелость, у женщины — смелость.

Истинная любовь не знает пресыщения. Будучи всецело духовной, она не может охладиться.

Умирать от любви — значит жить ею.

Иллюзия — главное основание грез; отнимите у любви иллюзию, и вы отнимете у нее пищу.

Совесть любящего мужчины - ангел-хранитель любимой им женщины.

Я полюблю только того мужчину, который сумеет защитить меня.

Болтовня влюбленных – вещь довольно банальная. Это – вечное «я люблю вас».

О жизненной этике

Меняйте ваши мнения, сохраняйте ваши принципы: меняйте листья, сохраняйте корни.

Недостаточно быть счастливым - надо быть в мире с самим собой.

Будьте милосердны к несчастным, будьте снисходительны к счастливым. Будьте человеком прежде всего и больше всего. Не бойтесь слишком отяготить себя гуманностью.

Всеобщий закон — это свобода, кончающаяся там, где начинается свобода другого.

Когда творишь зло, твори его до конца.

Побеждать — глупейшее занятие. Не победить, а убедить — вот что достойно славы.

Горе тому, кто любил тела, формы, видимость. Старайтесь любить души.

Нужно поддерживать крепость тела, чтобы сохранить крепость духа.

Быть добрым совсем не трудно: трудно быть справедливым.

Избегайте тех, кто старается подорвать вашу веру в себя. Эта черта свойственна мелким людям. Великий человек, наоборот, внушает вам чувство, что и вы сможете стать великим!

Дерзать! Ценой дерзаний достигается прогресс. Все блистательные победы являются в большей или меньшей степени наградой за отвагу.

Вылечив подбитое крыло коршуна, становишься ответственным за его когти.

Существует правило: если хотите иметь прелестных женщин, не истребляйте пороков, иначе вы будете похожи на тех дураков, которые, страстно любя бабочек, истребляют гусениц.

Об обществе

Каждая цивилизация начинается с теократии и заканчивается демократией.

Мир — добродетель цивилизации, война — ее преступление.

Пусть всеобщее голосование имеет свои темные стороны, но все-таки это единственный способ разумного правления, ибо представляет собой мощь, превосходящую грубую силу.

Прогресс, без устали вертя колес сцепленье, то движет что-нибудь, то давит под собой.

Преступления властителей нельзя вменять в вину тем, над кем они властвуют; правительства подчас бывают бандитами, народы же никогда.

Верность граждан правителям, прерываемая, однако, изредка восстаниями, породила множество их привилегий.

Религия шествует в сопровождении всевозможных суеверий.

Мы добьемся создания великих Соединенных Штатов Европы, которые увенчают Старый Свет так же, как Соединенные Штаты Америки венчают Новый Свет. Мы добьемся того, что дух завоеваний преобразуется в дух открытий.

Всякая социальная доктрина, пытающаяся разрушить семью, негодна и, кроме того, неприменима. Семья — это кристалл общества.

О человеке

Будьте человеком прежде всего и больше всего. Не бойтесь слишком отяготить себя гуманностью.

Человек создан не для того, чтобы влачить цепи, а для того, чтобы, широко раскрыв крылья, парить над землей.

Юпитер создал людей в припадке мизантропии.

Есть зрелище более величественное, чем море, — это небо; есть зрелище более величественное, чем небо, — это глубь человеческой души.

Будущее отныне принадлежит двум типам людей: человеку мысли и человеку труда. В сущности, оба они составляют одно целое, ибо мыслить — значит трудиться.

Время прожорливо, человек еще прожорливей...

Чтобы изменить человека, нужно начинать с его бабушки.

Мыслящего человека узнают по священному благоговению перед жизнью.

Всегда и всюду найдутся люди, которые все видели.

Лицо человека всегда отражает его внутренний мир, и ошибочно думать, будто мысль лишена окраски.

О нациях

Величие народа не измеряется его численностью, как величие человека не измеряется его ростом; единственной мерой служит его умственное развитие и его нравственный уровень.

Всякая война между европейцами есть гражданская война.

Англия любит царствующих женщин. Почему? Да потому, что Франция их не допускает. Это уже достаточно веская причина.

Англичане! Вы великий народ, скажу больше — вы великая чернь. Удары ваших кулаков красивее ударов ваших шпаг. У вас есть аппетит. Вы — нация, пожирающая других.

Любовь англичан к своей свободе не мешает им мириться с рабством других народов. Благожелательное отношение к цепям, сковывающим соседа, приводит англичан к восторженному преклонению перед деспотами.

Но в то время как в Европе открытие сразу оживает, развивается и творит настоящие чудеса, в Китае оно остается в зачаточном состоянии и сохраняется в мертвом виде. Китай - это банка с заспиртованным в ней зародышем.

О мечтах

Ничто так не способствует созданию будущего, как смелые мечты. Сегодня утопия, завтра — плоть и кровь.

Тот, кто мечтает, — предтеча того, кто мыслит. Сгустите все мечтания — и вы получите действительность.

Гораздо точнее можно судить о человеке по его мечтам, нежели по его мыслям.

Мышление — работа ума, мечтательность — его сладострастие.

Мысль есть труд ума, мечта — это наслаждение. Заменить мысль мечтой означает смешать яд с пищей.

Больше всего походят на нас наши фантазии. Каждому мечта рисуется соответственно его натуре.

Живые борются… А живы только те, чьё сердце предано возвышенной мечте.

О великом

Великие люди редко появляются в одиночестве.

Быть полезным - это только быть полезным, быть прекрасным - это только быть прекрасным, но быть полезным и прекрасным - значит быть великим.

Почти вся тайна великой души заключается в слове: настойчивость. Настойчивость для мужества — то же, что колесо для рычага; это беспрерывное обновление точки опоры.

Великие люди сами сооружают себе пьедестал; статую воздвигает будущее.

Популярность — слава, размененная на медяки.

Я люблю быть популярным: это счастье; но я хочу быть полезным: это долг.

Грандиозные вещи делаются грандиозными средствами.

Ближе всего к великому стоит честность.

Подлинно великие писатели — те, чья мысль проникает во все изгибы их стиля.

О книгах

Книги — это друзья, бесстрастные, но верные.

Творец книги — автор, творец ее судьбы — общество.

Кто читает, тот мыслит, а кто мыслит, тот рассуждает.

Изобретение книгопечатания — это величайшее историческое событие. В нём зародыш всех революций.

Роду человеческому принадлежат две книги, две летописи, два завещания - зодчество и книгопечатание, библия каменная и библия бумажная.

Всякого рода грубость тает, словно на огне, под влиянием ежедневного чтения хороших книг.

Иные владеют библиотекой, как евнухи владеют гаремом.

О смерти

Смерть - свобода, даруемая вечностью.

Да и что такое смерть в конце концов?Неприятное мгновение, дорожная пошлина, переход из ничтожества в небытие.

Смерть хороша тем, что она заставляет хотя бы немного поговорить об умершем.

Умереть — это ничего, ужасно — не жить.

Хорошо умереть — это умереть, подобно Леониду, во имя отечества; подобно Сократу, во имя разума; подобно Иисусу Христу, во имя братства.

Вырвать человека у смерти - почти то же, что произвести его на свет.

Он цеплялся за жизнь. Быть может, за ней он действительно видел ад.

Об искусстве

Литература — это руководство человеческого разума человеческим родом.

Музыка — это пары искусства. Она то же для искусства поэзии, что грезы для мысли, что для океана волн — океан облаков над ним.

Поэзия не в форме мыслей, а в самих мыслях.

Поэт есть мир, одним объятый человеком. Поэт — это философ конкретного и живописец абстрактного.

Счастье писателя - мысль, вся переходящая в чувство, чувство, целиком переходящее в мысль.

Банальность — недостаток поэтов со слабым взором и слабой грудью.

О детстве

Начала, заложенные в детстве человека, похожи на вырезанные на коре молодого дерева буквы, растущие вместе с ним, составляющие неотъемлемую часть его.

Нет на земле гимна торжественнее, чем лепет детских уст.

Дети сразу и непринужденно осваиваются со счастьем, ибо они сами по природе своей — радость и счастье.

Маленькая девочка без куклы почти так же несчастна и точно так же немыслима, как женщина без детей.

Стремление создать ребенку счастливую жизнь баловством с младенческих лет, пожалуй, неблагоразумно.

О жизни

Жизнь, лишенная нежности и любви, не что иное, как неодушевленный визжащий и скрипучий механизм.

Наша жизнь — путешествие, идея — путеводитель. Нет путеводителя, и все остановилось. Цель утрачена, и сил как не бывало.

Нельзя просто существовать - нужно поддерживать своё существование.

Прогресс — это способ человеческого бытия.

То, что устраивают люди, расстраивают обстоятельства.

Судьба никогда не отворяет одной двери, не захлопнув прежде другой.

Об идее

Идеи — редкая дичь в лесу слов.

Никакая армия не сравнится с силой идеи, время которой пришло.

Можно сломать шпагу, нельзя истребить идею. Можно сопротивляться вторжению армий, вторжению идей сопротивляться невозможно.

Всякая идея, будь то идея религиозная или философская, стремится увековечить себя; иначе говоря, всколыхнув одно поколение, она хочет всколыхнуть и другие и оставить по себе след.

О пороках

О, как привлекателен разгул сначала и как отвратительна его оборотная сторона.

В чрезмерности греха таится исступленное счастье.

Но каждая дурная мысль настойчиво требует своего воплощения.

Разве милосердие не должно проявляться с особенной силой именно там, где особенно глубоко падение?

О матерях

Мать часто всего сильнее любит именно то дитя, которое заставило ее больше страдать.

Матери, потерявшей своего ребенка, время не приносит забвения. Такое горе не старится. Траурные платья изнашиваются, в сердце же остается мрак.

Разве тебе не ведомо, что ребенок врастает в нашу плоть, и мать, потерявшая дитя, перестает верить в Бога?

О разуме

Разум человеческий владеет тремя ключами, открывающими все: цифрой, буквой, нотой. Знать, думать, мечтать. Все в этом.

Слово имеет границы, у мысли их нет.

Тот, кто не владеет своими мыслями, не распоряжается и своими действиями.

Дай дозреть мысли, но не перезреть: перезрелые мысли, как и плоды, впрок не идут.

О невежестве

Невежество – страх добродетели.

Засыпьте пропасть невежества, и вы уничтожите притон преступлений.

У человека есть только один тиран — невежество.

Невежество побуждает нас к попытке. Невежество открыто для мечтаний, а пытливое мечтание — сила… Знай Колумб получше космографию, он не открыл бы Америки.

О родине

Рану, нанесённую родине, каждый из нас ощущает в глубине своего сердца.

Нельзя быть героем, сражаясь против отчизны.

Позорить свое отечество — значит предавать его.

Чем дальше я подвигаюсь на моем жизненном пути, тем проще я становлюсь и тем большим патриотом всего человечества я себя чувствую.

О счастье

Высшее счастье жизни — это уверенность в том, что вас любят; любят ради вас самих, вернее сказать — любят вопреки вам.

Чтобы быть вполне счастливым, недостаточно обладать счастьем, необходимо ещё заслуживать его.

Трудно составить счастье мужчины, обрекая на страдания женщину.

О путешествиях

Путешествовать значит рождаться и умирать каждую секунду.

В чужой стране путешественник — мешок с деньгами, который все норовят поскорее опорожнить.

Собор - это вывеска. Собор святого Петра - вывеска Рима, города догмы, так же как собор святого Павла - вывеска Лондона, города ереси.

О браке

Подлинное неравенство в браке - это неравенство душ.

Не всегда тот женится, кто обручился.

Феб де Шатопер тоже кончил трагически. Он женился.

Об идеале

Идеал — не что иное, как кульминационный пункт логики, подобно тому, как красота — не что иное, как вершина истины.

У будущего есть несколько имен. Для слабого человека имя будущего — невозможность. Для малодушного — неизвестность. Для глубокомысленного и доблестного — идеал.

О поступках

Наши поступки могут вознести нас до небес и швырнуть в глубочайшую пропасть. Мы — дети наших деяний.

Ко всем человеческим поступкам можно относиться двояко: за что клеймят одного, за то другого венчают лавром.

Об отчаянии

В жизни каждого человека бывают минуты, когда для него как будто бы рушится мир. Это называется отчаянием. Душа в этот час полна падающих звезд.

Человеческое сердце может вместить лишь определённую меру отчаяния. Когда губка насыщена, пусть море спокойно катит над ней свои волны-она не впитает больше ни капли.

О революции

Грубые проявления прогресса называются революциями. Когда они кончаются, можно заметить, что человечество получило хорошую встряску, но зато подвинулось вперед.

Революция — это волны, в которых не подобает быть ни пеной, ни грязью.

О природе

Природа — это канва. Человек искони стремился прибавить к творению божьему кое-что от себя. Он переделывает его иногда к лучшему, иногда к худшему.

Природа, как добрая улыбчивая мать, отдаёт себя нашим мечтам и лелеет наши фантазии.

О старости

Сорок лет - это старость молодости, пятьдесят - это молодость старости.

Когда веселость примешивается к морщинам, она очаровательна. Какой-то ореол озаряет радостную старость.

О тщеславии

Тщеславие — страшная сила, действующая внутри нас и против нас же самих.

За тщеславием по пятам всегда следует разорение и позор.

О смехе

Смех — это солнце: оно прогоняет зиму с человеческого лица.

Мы рождаемся с криком, умираем со стоном. Остается только жить со смехом.

О свободе

Свобода начинается с иронии.

Спасти свободу можно только через братство.

Об эгоизме

Эгоизм — самая надежная основа счастья.

Аскетизм — это предельный эгоизм, искупаемый предельным самоотречением.

О ночи

Бессонница — это насилие ночи над человеком.

Клянусь душой, вот уже и ночь! Горожане зажигают свечи, а Господь Бог - звезды.

О разном

Комплимент — это нечто похожее на поцелуй сквозь вуаль.

Ничто не делает человека столь склонным к рискованным предприятиям, как ощущение невесомости своего кошелька.

Я имею счастье проводить время с утра и до вечера в обществе гениального человека, то есть с самим собой, а это очень приятно.

Продвигаясь вперед, наука непрестанно перечеркивает сама себя.

Истина и свобода тем замечательны, что все, что делают для них и против них, в равной степени им служит.

Никакая внешняя прелесть не может быть полной, если она не оживлена внутренней красотой.

Ложь — это воплощение зла.

Высшее правосудие — это совесть.

Труд в наше время — это великое право и великая обязанность.

Воспитание — дело совести; образование — дело науки. Позднее, в уже сложившемся человеке, оба эти вида познания дополняют друг друга.

Если можно вообразить себе что-то страшнее ада, где страдают, то это ад, где скучают.

Право человека на слезы не знает давности.

Я безразлично отношусь к ножевым ударам врага, но мне мучителен булавочный укол друга.

Виселица — коромысло весов, к одному концу которого, подвешен человек, а к другому — вселенная.

Долг — начало рабства, даже хуже рабства, потому что кредитор неумолимее рабовладельца: он владеет не только вашим телом, но и вашим достоинством и может при случае нанести ему тяжкие оскорбления.

Моды нанесли больше вреда, чем революции.

Аристократия гордится именно тем, что женщина считает для себя унизительным: своею старостью; однако и женщина и аристократия питают одну и ту же иллюзию - обе уверенны, что хорошо сохранились.

Животные суть не что иное, как прообразы наших добродетелей и пороков, блуждающие перед нашим взором призраки наших душ.

Нас окружили вещи столь старинные, что они для нас полны новизны.

Бедность — ужасное испытание, из которого слабые выходят бесчестными, сильные — великими!

Тайна — та же сеть: достаточно, чтобы прорвалась одна петля, и все расползается.

Молчание — прибежище простой души, испытавшей всю глубину человеческой скорби.

Память - палач ревнивцев.

Сознание полезно проведенных часов - это лакомая приправа к столу.

 

Цитаты Виктора Гюго впечатляют количеством и тематическим разнообразием. Он вел активную общественную и политическую деятельность, и можно только порадоваться, что в итоге нашлось время на написание таких известных романов как «Собор Парижской богоматери» и «Отверженные», а также множества стихов, которые в России практически неизвестны.

Цитаты про Гюго

  • Г. Флобер: Это какая-то стихийная сила, и мне кажется, по его жилам течет не кровь, а терпкий сок дуба.
  • Л. Мабильо: Гюго верно отражал все увлечения Франции. Она верила сначала в Бурбонов, она думала, что законная монархия после кровавой эпопеи Наполеона заживит ее раны. Потом, вместе со своим поэтом, она заметила, что, переменив хозяина, она потеряла славу, но не вернула себе свободу; тогда она начала через перемены лиц и конституцию искать эту свободу действия и мысли. Обещания 48-го года привели ее в энтузиазм, но она ужаснулась взрыву демагогических страстей, попробовала построить органический парламентский строй и вдруг увидела свою мечту прерванной государственным переворотом.
  • Э. Золя: Потомство будет беспристрастно, и суждение его строго. И знаете ли, почему оно будет строго? Потому, что В. Гюго, как новатор, пошел по ложному пути и внес в литературу только личную фантазию, не попав в широкое течение нашего века, ведущее к точному анализу, к натурализму. Я не верю в потомство В. Гюго; он унесет с собой романтизм, как пурпурный лоскут, из которого скроил себе королевскую мантию.
  • Г. Гейне: Мы видим у него больше жестокости, чем силы; дерзкий, железный лоб и, при всем богатстве фантазии и остроумия, беспомощность выскочки и дикаря, который делает себя смешным, наваливши на себя через меру и не у места золото и драгоценные камни; словом, в нем все — смешное варварство, резкая дисгармония и самое ужасающее безобразие. Кто-то сказал о таланте В. Гюго: „Это весьма красивый горбун“. Эти слова глубокомысленнее, чем думают те, которые прославляют превосходство Гюго.
  • Т. Готье: Я должен сказать, что Гюго показался мне, пожалуй, слишком здоровым. Мир и сюртук Виктора Гюго не могут обнять: один — его славы, другой — его живота.
  • П. Валери: Гюго не переставал совершенствоваться и укрепляться в своем искусстве; и, конечно, он все сильнее начинает грешить против разборчивости, он все больше теряет чувство пропорций, он начинает свои стихи словами неопределенными, смутными и головокружительными и говорит о безднах, о бесконечном, об абсолютном так изобильно и так словоохотливо, что эти чудовищные термины теряют даже видимость той глубины, которой наделяет их обычай. И все же какие изумительные стихи, - стихи, с которыми никакие другие не могут сравниться в размахе, во внутренней спаянности, в отзвучности, в полноте, - создал он в последнюю пору жизни!
  • Ф. Достоевский: Вопреки мнению всех наших знатоков, "Отверженные" стоят выше "Преступления и наказания". (кстати, цитаты Достоевского)
  • Л. Толстой: Гюго – один из тех писателей, которые переживут несколько поколений и будут оценены не одними соотечественниками. (кстати, цитаты Толстого)

Далее вы можете перейти к другим подборкам:

 

Буду признателен, если вы поделитесь с друзьями ссылкой на статью в социальных сетях. Воспользуйтесь кнопками сетей ниже

Комментарии также всячески приветствуются!

Подписаться на новые статьи

Добавить комментарий