Цитаты Шнурова

Цитаты Сергея ШнуроваПодготовил: Дмитрий Сироткин

Представляю вам подборку цитат певца и музыканта Сергея Шнурова (родился в 1973 г.).

Это один из самых успешных деятелей российского шоу-бизнеса.

Цитаты сгруппированы по темам: о себе, женщины, Россия, выпивка, искусство, мат, любовь и брак, люди, культура, жизнь, свобода, соцсети, интерес, «Ленинград», власти, жизненная этика.

О себе

Я боюсь с детства двух вещей. Примерно, эта фобия случилась со мной в детском саду… Первое, это: я боюсь бармалея, понятное дело. И второе - это я боюсь ядерной войны. Что, в принципе, наверное, одно и тоже, что бармалей, что ядерная война. Я надеюсь не случится в моей жизни.

Я постоянно пребываю в творческом кризисе. И мне это очень нравится. Выходить не нужно. Все закономерно: занялся творчеством — получи перманентный творческий кризис.

Если меня когда-нибудь спросит, что я сделал для русской культуры, по-серьезному, без шуток, я скажу, что вернул ей страсть. То самое дионисийское начало, которое у нас предпочитают не видеть и замалчивать. Любовную горячку, алкогольное безумие, похотливую ярость я живописал в своих крикопеснях. Те вулканические эмоции, без которых нет и не бывает человека сложного, стихийного.

Мне было бы невозможно жить в другой стране, так как я существую в культурной среде, где необходим актуальный русский язык. Мне нужно чувствовать, как сейчас говорит народ. В иной среде я не смогу. Понятно, что Колобок — это мой Колобок, и с людьми, которые меня окружают, у нас должен быть общий Колобок. Если ты занимаешься наукой, например, ускорением элементарных частиц, то Колобок тебе не особенно важен. Тогда, наверное, лучше уезжать, потому что ускорители намного лучше там, это понятно.

Я три года пил каждый день.

Моя политическая позиция — никогда не заниматься политикой. Неблагодарное это дело.

Если бы я горел желанием примкнуть к каким-нибудь силам, то примкнул бы. Просто я не люблю стаи. Стаи — это несвобода. А я все-таки за личную свободу. Мне всегда хочется находиться в состоянии выбора. Когда я выбор уже сделал, то в состоянии выбора я находиться уже не могу.

Мое сердце занято. Я люблю жену, своих детей, родителей, друзей своих люблю, кошку. Мне кажется, что Путина, да и вообще любого медийного персонажа, любят те, у кого в личной жизни что-то не задалось.

Я противник экологического движения, против людей, готовых пренебречь экономическими процессами в защиту непонятно кого. Меня все время смущали эти сборы денег для диких животных. На х** диким животным деньги, объясните мне? Может, я идиот, конечно, но что они с ними делают?

Я вообще не люблю праздновать вместе со всей страной. Я бы отменил выходные и праздники. Не работать должен только я. Коллективное пьянство я не люблю.

О женщинах

Женщины, они как сигареты. Убивают. Поначалу, вроде даже как есть удовольствие, но потом оно тускнеет и остается только вредная привычка, не более. Зависимость. Да, конечно, лучше бросить. Совсем. Вредно. И женщин и сигареты. Но я по-прежнему люблю. Курить.

Смотрите, какие огромные производства задействованы на то, чтобы удовлетворить спрос только телок. Это гигантский рынок. Если бы не телки, может быть, и не было бы ни моды, ни музыки… А в конечном итоге и войны.

Я вот без женщины не могу. Смысл у меня без нее пропадает. Как будто жиже даже становлюсь я без нее. Растекаюсь и делами, и мыслями, и довольно слабой струей журчу без задора. А с ней как-то оформляется все, приобретает ясность, можно даже сказать — осмысленность. Мощь. Направление. С кем? С ней! Для чего? Для нее!

Женщины существа адаптивные, как сама жизнь. Они — словно вода принимают любую форму игры: сексуальной, социальной, культурной. Мужчины же — скорее как камни, которые меняют траекторию и направление течения, не меняя самой сути. Вода остается водой. Она может стать губасто-развязной или начитано-скромной, принимая правила расстановки камней, обтекая их ими же предложенными маршрутами. Ее задача — течь. Женщины, в большинстве следуя природе своей, интуитивно выбирают стратегию наименьшего сопротивления и кратчайшую траекторию, опять же как жизнь.

Дело в том, что понять, чего хотят женщины, в принципе невозможно. Женщины сами не знают, чего они хотят. От этого и нужно отталкиваться. Вообще логическим методом причины — следствия женщину не разломаешь. Как поет великая певица Таня Буланова, «но да это нет, а нет это да.

Женщин всего типов пять. И к каждому я отношусь с должным пиететом. Все зависит от количества выпитого, настроения и погоды. А вообще, нужно знакомиться со всеми — на всякий случай!

Чем больше на даме косметики и всяческих начесов с ресницами, тем проще, «нравственнее» и точнее ее культурные запросы. В понимании сильно накрашенных женщин хорошо только то, что представляет собой сильно ретушированную реальность, как она сама, потому что она хороша.

Женские модные магазины вдохновляют не хуже рыбалки, дачи и кабака. Я видел в них триумфы и падения, разочарования и восторг, красоту и мерзость. Амплитуды чувств и эмоций вполне сравнимы с футбольно-стадионными. Нужно только присмотреться. Свежие коллекции, как молодые любовники, зовут дам в рискованное и неоднозначное. Старые, прошло-сезонные, как брошенные мужья, пылятся на полках и скоро будут отданы кому-то за бесценок. Большой, удивительный и абсолютно не мужской мир. Там я подглядываю и нахожу сюжеты. Скучно не бывает.

О России

Времена классные, неожиданные. Нисколько не мрачные, а, скорее, туманные. А мне это всегда нравится. Мне всегда нравится, когда непонятно, что будет.

В России недовольны всем. Всем, кроме себя. Всех почему-то устраивают они сами, а внешняя среда – нет. Нужно подходить к этому вопросу иначе и начинать, конечно же, с себя.

Мне нравится русский язык уже потому, что я на нем говорю, я на нем думаю, я принадлежу этой культуре. Но мне не нравятся засраные улицы, быдло на них и менты, которые сейчас вообще непонятно что творят. Мне не нравится многое в этой стране, потому что я - истинный патриот. Те, которым нравится все в этой стране, наверное, б***ь, шпионы немецкие.

Я не знаю периода в этой стране, когда людям нравилось то, что происходит. На Рублевке тоже никто не доволен, я тебе отвечаю. И в подвалах Питера тоже все недовольны. Это страна недовольных по определению. Рождаются люди уже с кислой миной на лице. Летом, сука, жарко, зимой, б***ь, холодно, всегда все не то.

Отношение между народом и властью — всегда половые. Е**т. Мозги, судьбы, души. Высокие рейтинги власти говорят только о том, что е**я происходит по взаимному согласию. Низкие — о том, что насилуют. Но е**т — в любом случае.

Нелюбимые политики, собственно, абсолютно все мои современники. Потому что сейчас это уже шоу-бизнес. Во времена Македонского нужно было выйти перед войском, с мечом, е***нуть кому-то по голове, и тогда все понимали: «Да, это реальный альфа-самец!». А теперь фотосессия говорит нам о том, что этот человек действительно крутой. Разница огромная.

У нас бесконечно ищут виноватых. Никто не занимается собой. В том, что ты такой ущербный, виноват сосед.

Патриотизм — это такая вещь, которая не требует знамен, на мой взгляд. Патриотизм — это тихое делание своего дела. Вот когда ты лампочку вкрутил в подъезде — это, ***ь, патриотизм, а когда ты ее разбил — это не патриотизм, все.

О выпивке

Непьющие люди вообще странные. Они либо разведчики, либо упыри. Либо уже завязали и это отдельная история.

Водка выполняет функции перезагрузки. Если я напиваюсь в умат, то отрешаюсь: пьянка как маленькая смерть. А пить — целое искусство. Я не встречал непьющих приличных людей. Если человек не пьет вообще, для меня он неприличный. Я не могу найти с ним точек соприкосновения. Мне кажется, что у него за душой что-то не то. То ли разведчик, то ли боится.

Никакой синтетики. Все натурель: чистый спирт.

Все это похоже на какую то разводку, наркотики — нельзя, но можно водку!

Никто не предлагает долгосрочную и реальную программу развития, а я предложу. Запретить продажу алкоголя и наркотиков людям без высшего образования! В результате, престиж знаний взлетает до небес даже в самой необразованной среде. Хочешь бухать — учись!

Об искусстве

Я против демократии в искусстве. Демократия нужна на рынке, где можно торговаться: помидоры по три или по пять? В искусстве только авторитаризм! Человек должен брать на себя ответственность, принимать решения и получать все выговоры и критику. Или славу.

Джокондой можно восторгаться в подлиннике. А можно повесить репродукцию в своем туалете.

Время великих артистов прошло и настало время великих зрителей. Писатель умер, вслед за композитором и художником. Да здравствует читатель и слушатель! Отныне объект искусства сам по себе не так важен, как важны комментарии к нему. Свидетели и их показания, а не преступник (искусство всегда преступление, как выход за границы уже существующего) и жертва (ранее существующее), комментаторы и интерпретаторы, они теперь главные фигуранты это дела.

О мате

Мне бывает порой трудновато, сформулировать что-то без мата…

Непримиримые борцы с матом — это борцы с русским языком, как структурой.

Многие вот так игнорируют мат, говорят: «Нет, не буду материться». А потом, ***к ситуация, а у него и слов нет.

Я часто говорю «как хотите», потому что говорить «мне похер» некультурно.

Простите меня, простите великодушно, за многословность мою, за матюги, простите, за голые танцы под луной. Простите… или идите на х**.

О любви и браке

Злость, впрочем, как и очарование, штука непродуктивная, она закрывает глаза и отключает мозги. А любовь – она и строить, и жить помогает. Прямо как песня.

Мне кажется, свадьба — это такое занятие, когда люди друг друга уже так ***али окончательно, и им хочется какого-то праздника.

В семье все очень просто: надо давать уверенность мужчине, что он главный. Умная женщина вообще никогда не будет главной, но при этом, конечно, все рычаги управления окажутся у нее. Умная женщина действует исподволь. А глупая — отстаивает свои права.

О людях

Человек из мяса, он портится.

По сути люди не меняются. Изменился скорее ландшафт, нежели сами герои. Я проводил уже такие параллели, например, песня «Лабутены» — это по сути та же песня, что и «Валенки». То есть меняются названия, но ситуации остаются те же самые.

Сейчас все живут правдой. А истина *** никому не нужна.

Меня пугают люди, у которых есть твердые убеждения. Они никогда не рассуждают. Им все ясно. Мне — неясно. Когда я рассуждаю, я стараюсь не придерживаться никаких убеждений.

О культуре

Культура — это очень тоненький слой, который прикрывает наше звериное нутро. Любой человек, у которого руки не по локоть в крови, наверное, он всё-таки культурный.

Те, кто рьяно выступает за сохранение и приумножение русской культуры, на поверку оказываются абсолютно и поголовно безграмотными дикарями. И чем тверже, яростнее и «духовнее» их призывы, тем они безграмотнее и глупее. Без ошибок они умеют писать одно слово из трех букв, которое вставляют везде и всюду. И слово это — Бог.

О жизни

Жизнь каждого человека — фильм, который снимается по сценарию не нами придуманному. Его потом оценит Главный Продюсер. Думаю встреча с ним будет любопытной.

Каждый период жизни уникален. Мало кто это понимает. Все пытаются дожить до какого-то возраста — а сейчас я начну! Каждая секунда уникальна. Никогда нельзя сказать: «Вот сейчас я состоялся». Ты состоялся, как только родился.

О свободе

Свобода в России всегда находится примерно на одном и том же показателе, просто кто-то готов рисковать, а кто-то – нет. И никогда не было по-другому.

Я противник свободы слова. Свобода слова нужна тем людям, у которых есть свобода мысли. А у кого нет свободы мысли, нефиг им и выступать.

О соцсетях

Достаточно посмотреть инстаграм любой телки – это блокнот начала позапрошлого века. Правда, тогда этим занимались аристократки, а сейчас это делают все кому не лень.

Фейсбук — истеричная среда. Люди там находятся в какой-то бесконечной истерике. Не важно, по какому поводу, главное — истерить. Я истерику люблю на сцене, а не в жизни.

Об интересе

Чем меньше твой культурный багаж, тем унылее тебе покажутся Платон, Библия да и вообще жизнь. Интерес пробуждается от знаний, а не наоборот.

Бороться с ленью – это глупо. Ее побороть невозможно. Только интерес. Если есть интерес, то лень становится незначительной величиной. А без интереса бороться с ленью невозможно.

О «Ленинграде»

Я вижу «Ленинград» как некое площадное искусство, народный театр, скоморошество, где главный герой — Петрушка. Он непредсказуем.

Я не делю песни на «с матом» и «без мата», я делю на хорошие и плохие.

О властях

Мне власть не нравится. Но я не знаю, кто мне больше не нравится — власть или народ. Они, сука, достойны друг друга.

Они собирались закручивать гайки, но они забыли, что болты-то все спи...ны!

О жизненной этике

Не мешайте людям думать о вас так, как им хочется. Может это для них - утешение.

Отсутствие гражданской позиции — тоже гражданская позиция.

О разном

От спорта все болезни. Это жизненная практика показывает. Нет ни одного здорового спортсмена. Всё это чушь. У всех переломы, у всех какая-то херня. А все мои друзья-алкаши живы и прекрасно себя чувствуют.

Гламур возможен только в том обществе, в котором нет истинных аристократов. Бывшие крестьяне, когда получают довольно много денег, становятся гламурными персонажами, тем самым пытаясь стать аристократами, но этого никогда не выходит. Поэтому они гламурные.

Живу восемь лет уже без телевизора. В гостиницах раньше смотрел. Но года два уже не смотрю нигде. В телевизоре складывается такое ощущение, что ты живешь в стране идиотов. На улице такого нет. Жизнь правдивее, чем телевизор.

 

Как видим, в цитатах Сергея Шнурова (Шнура) можно выделить такие более-менее специфические темы как мат, выпивка и женщины. Шнуров не первый, кто активно использует русский мат в своих произведениях, но первый, кто смог стать на этом долларовым мультимиллионером.

Цитаты о Шнурове

  • К. Кинчев: Мне не нравится то, что делает этот человек. Шнуров - талантливый провокатор, он профанирует на низменных чувствах толпы, чем в принципе занимаются все представители поп-музыки.
  • Б. Гребенщиков: Эстетически мне это оценить сложно, потому что это, безусловно, не моё. А сам Серёжа — я видел его два или три раза — произвел на меня очень хорошее впечатление. Человек, с которым можно иметь дело. Он себя уважает. И поэтому он уважает других.
  • Ю. Шевчук: Я слышу в этом мало музыки и много попсы. Как сказал Николай Бердяев, склонен наш народ к оргиям и хороводам. И вот эти оргии и хороводы – это партийные съезды или концерты группы «Ленинград»… Нет в этом того, что мне необходимо в музыке, какого-то интеллектуального посыла.
  • Баста: Высокомерный питерский патриций, спустившийся к людям.
  • В. Чаплин: Шнур делает вещи, абсолютно запрещенные в публичном пространстве. Позволяет себе нецензурную брань со сцены. Нигде и никогда не должно быть мата со сцены. Некоторые боятся, а я прямо скажу, если Шнуров не раскается и не изменится, он точно будет в аду. Об анафеме речи нет. Он – не христианин.
  • Е. Ямпольская: Что касается Сергея Шнурова, с которым я недавно вступила в рифмованный диалог, мне его творчество интересно. Особенно жанр "утром в инете, вечером в куплете", который он в последнее время для себя избрал. Так что идея перспективная. Рада, что и Сергей увидел для себя здесь любопытные возможности.
  • А. Шумский: Если хотите представить себе – как выглядит инфернальное существо, то посмотрите на Сергея Шнурова. Шнуров – похабник и на похабщине сделал себе имя и миллионы. Он – типичный трикстер, что по-английски означает «ловкач», «лукавец», «плут», одним словом – «бес». Мне не известно, почему этому существу разрешается ругаться матом с большой сцены: у нас, насколько мне известно, за публичную матерщину человек может быть по закону привлечён к ответственности.

Рекомендую вам также следующие подборки:

 

Буду признателен, если вы поделитесь с друзьями ссылкой на статью в социальных сетях. Воспользуйтесь кнопками сетей ниже

Комментарии также всячески приветствуются!

Подписаться на новые статьи

Добавить комментарий