Цитаты Солженицына

Цитаты Александра СолженицынаПодготовил Дмитрий Сироткин

Представляю вам подборку цитат писателя Александра Солженицына (1918 — 2008).

Это один из русских нобелевских лауреатов по литературе, диссидент-антисоветчик, ставший консервативным народником.

Цитаты сведены по темам: жизненная этика, человеческие проявления, политика, власть, демократия, заключение, русский народ, улучшение мира, счастье, отношения, жизнь, любовь, Бог, трудности, истина, Россия, смерть, люди, насилие, искусство, образование.

О жизненной этике

Тот мудрец, кто доволен и немногим.

Если ты не умеешь использовать минуту, ты зря проведешь и час, и день, и всю жизнь.

Живите с ровным превосходством над жизнью – не пугайтесь беды и не томитесь по счастью. Все равно ведь и горького не до веку и сладкого не дополна. Довольно с вас, если вы не замерзаете и если жажда и голод не рвут вам когтями внутренностей... Если у вас не перешиблен хребет, ходят обе ноги, сгибаются обе руки, видят оба глаза и слышат оба уха – кому вам еще завидовать? Зависть к другим, больше всего съедает нас же.

А вкус то моря можно понять — с одной ложки!

Протрите глаза, омойте сердце и выше всего оцените тех, кто любит вас и кто к вам расположен. Не обижайте их, не браните. Ни с кем из них не расставайтесь в ссоре. Ведь вы же не знаете, может быть, это ваш последний поступок и таким вы останетесь в их памяти.

Не гонитесь за призрачным – за имуществом, за званиями: это наживается нервами десятилетий, а конфискуется в одну ночь.

Просто у людей перевернуты представления – что хорошо и что плохо. Жить в пятиэтажной клетке, чтоб над твоей головой стучали и ходили, и радио со всех сторон, – это считается хорошо. А жить трудолюбивым земледельцем в глинобитной хатке на краю степи – это считается крайняя неудача.

О человеческих проявлениях

Жалость — чувство унижающее: и того унижающее, кто жалеет, и того, кого жалеют.

Есть высокое наслаждение в верности. Может быть — самое высокое. И даже пусть о твоей верности не знают.

Бывает, что мысли, безусловные ночью в полусне, оказываются несостоятельными при свете утра.

Одна большая страсть, занявши раз нашу душу, жестоко измещает все остальное. Двум страстям нет места в нас.

Если человек при жизни назван деятелем, да ещё заслуженным, то это его конец: слава, которая уже мешает лечить, как слишком пышная одежда мешает двигаться.

Как ни смеялись бы мы над чудесами, пока сильны, здоровы и благоденствуем, но если жизнь так заклинится, так сплющится, что только чудо может нас спасти, мы в это единственное, исключительное чудо — верим!

Всякий общий праздник тяжёл одинокому человеку. Но невыносим одинокой женщине, у которой годы уходят, — праздник женский!

У каждого всегда дюжина гладеньких причин, почему он прав, что не жертвует собой.

Самоубийца - всегда банкрот, это всегда - человек в тупике, человек, проигравший жизнь и не имеющий воли для ее продолжения.

О политике

Мы заслужили свой режим и своих вождей, нам и расхлёбывать.

Политическая жизнь — совсем не главный вид жизни человека, политика — совсем не желанное занятие для большинства. Чем размашистей идёт в стране политическая жизнь — тем более утрачивается душевная. Политика не должна поглощать духовные силы и творческий досуг народа. Кроме прав человек нуждается отстоять и душу, освободить ее для жизни ума и чувств.

Гениальность политика в том, чтоб извлечь успех и из народной беды.

Источник силы или бессилия общества — духовный уровень жизни, а уже потом — уровень промышленности. Одна рыночная экономика и даже всеобщее изобилие — не могут быть венцом человечества. Чистота общественных отношений — основней, чем уровень изобилия. Отказать деревне в частной собственности — значит закрыть её уже навсегда.

Снятие ответственности с Ельцина - великий позор. Я считаю, что Ельцин и человек сто из его окружения должны предстать перед судом.

О власти

Дайте людям определённую власть, и они придут к определённым порокам.

Неограниченная власть в руках ограниченных людей всегда приводит к жестокости.

Всякий, кто однажды провозгласил насилие своим методом, неумолимо должен избрать ложь своим принципом.

Если мы не хотим над собой насильственной власти — каждый должен обуздывать и сам себя. Никакие конституции, законы и голосования сами по себе не сбалансируют общества, ибо людям свойственно настойчиво преследовать свои интересы. Большинство, если имеет власть расширяться и хватать — то именно так и делает.

Для государственного человека нет большего греха, чем малодушие.

Все приемы предвыборной борьбы требуют от человека одних качеств, а для государственного водительства - совершенно других, ничего общего с первыми. Редок случай, когда у человека есть и те и другие.

О демократии

Именно в наше время демократия из формы государственного устройства возвысилась как бы в универсальный принцип человеческого существования, почти в культ.

Все отдавать на голосование по большинству — значит устанавливать его диктатуру над меньшинством и над особыми мнениями, которые как раз наиболее ценны для поиска путей развития.

Мы изголодались по свободе, и нам кажется: нужна безграничная свобода. А свобода нужна ограниченная, иначе не будет слаженного общества. Только не в тех отношениях ограниченная, как зажимают нас. Нам демократия кажется солнцем незаходящим. А что такое демократия? — угождение грубому большинству. Угождение большинству означает: равнение на посредственность, равнение по низшему уровню, отсечение самых тонких высоких стеблей.

О заключении

— Здесь, ребята, закон — тайга. Но люди и здесь живут. В лагере вот кто подыхает: кто миски лижет, кто на санчасть надеется да кто к куму ходит стучать.

Кто арестанту главный враг? Другой арестант. Если б зэки друг с другом не сучились, не имело б над ними силы начальство.

В этой стране за каждым освобождением где-то должен следовать арест.

Что надо, чтобы быть сильнее следователя и всего этого капкана? Надо вступить в тюрьму, не трепеща за свою оставленную тёплую жизнь. Надо на пороге сказать себе: жизнь окончена, немного рано, но ничего не поделаешь. На свободу я не вернусь никогда. Я обречён на гибель... Тело мое с сегодняшнего дня для меня — бесполезное, чужое тело. Только дух мой и моя совесть остаются мне дороги и важны. И перед таким арестантом — дрогнет следствие!

О русском народе

Пленники в немецком плену узнали, что нет на свете нации более презренной, более покинутой, более чуждой и ненужной, чем русская.

Говорят: целый народ нельзя подавлять без конца. Ложь! Можно! Мы же видим, как наш народ опустошился, одичал, и снизошло на него равнодушие уже не только к судьбам страны, уже не только к судьбе соседа, но даже к собственной судьбе и судьбе детей. Равнодушие, последняя спасительная реакция организма, стала нашей определяющей чертой. Оттого и популярность водки – невиданная даже по русским масштабам.

Народ имеет несомненное право на власть, но хочет народ - не власти (жажда ее свойственна лишь процентам двум), а хочет прежде всего устойчивого порядка.

Об улучшении мира

С кого начинать исправлять мир? С других? Или с себя?

Если б это было так просто! — что где-то есть чёрные люди, злокозненно творящие чёрные дела, и надо только отличить их от остальных и уничтожить. Но линия, разделяющая добро и зло, пересекает сердце каждого человека. И кто уничтожит кусок своего сердца?…

За все реформы мы берёмся как похуже — так и тут. Только губят дело и отбивают у людей последнюю веру в обещания власти.

Что дороже всего в мире? Оказывается: сознавать, что ты не участвуешь в несправедливостях. Они сильней тебя, они были и будут, но пусть — не через тебя.

О счастье

Совсем не уровень благополучия делает счастье людей, а отношения сердец и наша точка зрения на нашу жизнь. И то и другое – всегда в нашей власти, а значит, человек всегда счастлив, если он хочет этого, и никто не может ему помешать.

Сытость совсем не зависит от того, сколько мы едим, а от того, как мы едим! Так и счастье, так и счастье, Левушка, оно вовсе не зависит от объема внешних благ, которые мы урвали у жизни. Оно зависит только от нашего отношения к ним!

А откуда вы знаете, в какой точке земли вы будете счастливы, в какой — несчастливы? Кто скажет, что знает это о себе?

Об отношениях

Знаешь, почему лошади живут так долго? Они не выясняют отношения!

Чем хрупче удался человек, тем больше десятков, даже сотен совпадающих обстоятельств нужно, чтоб он мог сблизиться с подобным себе. Каждое новое совпадение лишь на немного увеличивает близость. Зато одно единственное расхождение может сразу все развалить.

Когда глаза неотрывно-неотрывно смотрят друг в друга, появляется совсем новое качество: увидишь такое, что при беглом скольжении не открывается. Глаза как будто теряют защитную цветную оболочку, и всю правду выбрызгивают без слов, не могут её удержать.

О жизни

Умного на свете много, мало — хорошего.

Две загадки в мире есть: как родился — не помню, как умру — не знаю.

Никто из людей ничего не знает наперёд. И самая большая беда может постичь человека в наилучшем месте, и самое большое счастье разыщет его - в наидурном.

Ведь есть же люди, которым так и выстилает гладенько всю жизнь, а другим — всё перекромсано. И говорят — от человека самого зависит его судьба. Ничего не от него.

О любви

Ревность - это оскорбленное самолюбие. Настоящая любовь, лишившись ответа, не ревнует, а умирает, окостеневает.

Любовь к животным мы теперь не ставим в людях ни в грош, а над привязанностью к кошкам даже непременно смеемся. Но разлюбив сперва животных - не неизбежно ли мы потом разлюбливаем и людей?

Обладать нелюбимой — несчастный удел нищих телом и душой. А мужчины хвастают этим как «победой».

О Боге

Все ж ты есть, Создатель, на небе. Долго терпишь, да больно бьешь.

В Бога я охотно верю. Только вот не верю я в рай и в ад. Зачем вы нас за дурачков считаете, рай и ад нам сулите?

А я - молился. Когда нам плохо - мы ведь не стыдимся Бога. Мы стыдимся Его, когда нам хорошо.

О трудностях

Вообще трудно считаться, кому тяжелей. Это ещё трудней, чем соревноваться успехами. Свои беды каждому досадней. Я, например, мог бы заключить, что прожил на редкость неудачную жизнь. Но откуда я знаю: может быть, вам было ещё круче?

Самая тяжелая жизнь совсем не у тех, кто тонет в море, роется в земле или ищет воду в пустынях. Самая тяжелая жизнь у того, кто каждый день, выходя из дому, бьется головой о притолоку — слишком низкая.

Об истине

Истина мгновенно ускользает, как только ослабится напряжённость нашего взора, — и при этом оставляет нас в иллюзии, что мы продолжаем ей следовать. От этого вспыхивают многие разногласия.

Если тебе часто приходится лгать, то рано или поздно ты сам поверишь в это.

О России

Как одной фразой описать всю русскую историю? Страна задушенных возможностей.

Великая ли мы нация, мы должны доказать не огромностью территории, не числом подопечных народов, но величием поступков.

О смерти

Когда-нибудь не страшно умереть — страшно умереть вот сейчас.

Не бойся пули, которая свистит, раз ты ее слышишь – значит, она уже не в тебя. Той единственной пули, которая тебя убьет, ты не услышишь.

О людях

У тех людей всегда лица хороши, кто в ладах с совестью своей.

Человеку дается не только жизнь один раз, но и совесть.

О насилии

Ничего в мире нельзя добиваться насилием! Взявши меч, нож, винтовку, мы быстро сравняемся с нашими палачами и насильниками. И не будет конца...

Человек, внутренне не подготовленный к насилию, всегда слабей насильника.

Об искусстве

Искусство – это не что, а как.

Гении не подгоняют трактовку под вкус тиранов!

Об образовании

Образование ума не прибавляет.

Всего на свете не узнаешь. Всё равно дураком помрёшь.

О разном

Старый месяц Бог на звезды крошит.

Вселенная имеет столько центров, сколько в ней живых существ.

Легкие деньги – они и не весят ничего, и чутья такого нет, что вот, мол, ты заработал. Правильно старики говорили: за что не доплатишь, того не доносишь.

Работа – она как палка, конца в ней два: для людей делаешь – качество дай, для начальника делаешь – дай показуху.

Интеллигент — это тот, чьи интересы к духовной стороне жизни настойчивы и постоянны, не понуждаемы внешними обстоятельствами и даже вопреки им. Интеллигент это тот, чья мысль не подражательна.

Палачи любят украшать себя легендами.

Спорт - опиум для народа...Спортивными зрелищами, футболом да хоккеем из нас и делают дураков.

Простая истина, но и ее надо выстрадать: благословенны не победы в войнах, а поражения в них! Победы нужны правительствам, поражения нужны – народу. После побед хочется еще побед, после поражения хочется свободы – и обычно ее добиваются. Поражения нужны народам, как страдания и беды нужны отдельным людям: они заставляют углубить внутреннюю жизнь, возвыситься духовно.

Я говорю вам: пожалуйста, побольше вмешивайтесь в наши внутренние дела… Мы просим вас: вмешивайтесь!

Америка давно проявила себя как самая великодушная и щедрая страна в мире.

Инженер?! Мне пришлось воспитываться как раз в инженерной среде, и я хорошо помню инженеров двадцатых годов: этот открыто светящийся интеллект, этот свободный и необидный юмор, эта лёгкость и широта мысли, непринуждённость переключения из одной инженерной области в другую и вообще от техники к обществу, к искусству.

Ёлка – это Рождество, а не Новый год!

 

Солженицын прославился своими антисоветскими произведениями и выступлениями, а также опытом прохождения сталинских лагерей. За время жизни на Западе он эволюционировал в направлении традиционных народных ценностей и вернулся к актуальной российской жизни в 1990 г. своей программной статьей «Как нам обустроить Россию?». Солженицына вежливо выслушали, но чувствовалось, что несколько умозрительные идеи классика оказались несозвучными текущей ситуации в стране.

Цитаты о Солженицыне

  • А. Варламов: То, что он был с нами в XX веке, то, что он пережил самые тяжелые, самые трагические моменты истории, это нас поддерживало, спасало, может быть, мы и сами этого не понимали.
  • М. Шолохов: Уменя одно время сложилось впечатление о Солженицыне, что он - душевнобольной человек, страдающий манией величия. Что он, Солженицын, отсидев некогда, не выдержал тяжелого испытания и свихнулся. Я не психиатр и не мое дело определять степень пораженности психики Солженицына. Но если это так, - человеку нельзя доверять перо: злобный сумасшедший, потерявший контроль над разумом, помешавшийся на трагических событиях 37-го года и последующих лет, принесет огромную опасность всем читателям и молодым особенно. Если же Солженицын психически нормальный, то тогда он по существу открытый и злобный антисоветский человек. (см. цитаты Шолохова)
  • К. Симонов: До глубины души возмущен и творчеством, и поведением Солженицына. Целиком согласен с выступлением «Правды», полностью разделяю все положения, которые высказаны в этой статье относительно Солженицына.
  • Ю. Бондарев: Чувство злой неприязни, как будто он сводит счеты с целой нацией, обидевшей его, клокочет в Солженицыне, словно в вулкане. Он подозревает каждого русского в беспринципности, косности, приплюсовывая к ней стремление к легкой жизни и к власти, и как бы в восторге самоуничижения с неистовством рвет на себе рубаху, крича, что сам мог бы стать палачом.
  • М. Горбачев: Его книги - "Один день Ивана Денисовича", "Архипелаг ГУЛАГ" - это те книги, которые помогли людям увидеть, что на самом деле значил этот режим. Мы должны быть благодарны Александру Исаевичу за его вклад в то, что наша страна стала свободной и демократической.
  • А. Калягин: Солженицын был олицетворением национальной мощи, нравственной силой русского народа. Я хорошо помню, какой "взрыв" в обществе произошел после выхода его повести "Один день Ивана Денисовича". Это было настоящее откровение, абсолютно перевернувшее наше сознание. Это был один из главных уроков жизни, который изменил нас всех.
  • Г. Померанц: Когда вышла статья Солженицына "Как нам обустроить Россию", я открыл ее, взял два карандаша и решил красным подчеркивать, что мне нравится, а синим - что нет. Страницы получились очень пестрыми. Мне показалось, что автор этой статьи не раз сам себе противоречит. В его мысли, с моей точки зрения, трудно увидеть связную систему выхода из того тупика, в котором мы оказались. Для меня Солженицын скорее интересный писатель.
  • А. Стреляный: Солженицын в своих произведениях (имеются в виду «Архипелаг Гулаг» и «Красное колесо») показывает, что собою представляет советский, красный период нашей истории, что происходило на русской земле в двадцатом веке, какими были главные действующие лица нашей трагедии, где был народ, где — общество, где — государство. Он срывает маски, высвечивает подлинные цели и побуждения, развенчивает мифы.
  • И. Бродский: Солженицын — прекрасный писатель. И как каждый знаменитый писатель, он слышал, что у такого писателя должен быть собственный стиль. Что выделяло его в 1960-70-х годах? Не язык, а фабула его произведений. Но когда он стал великим писателем, он понял, что ему должна быть присуща своя собственная литературная манера. У него ее не было, и он поставил задачу ее создать. Стал использовать словарь Даля... (см. цитаты Бродского)

Далее вы можете перейти к другим подборкам цитат:

 

Буду признателен, если вы поделитесь с друзьями ссылкой на статью в социальных сетях. Воспользуйтесь кнопками сетей ниже

Комментарии также всячески приветствуются!

Подписаться на новые статьи

Добавить комментарий


Комментарии   

Илья Иванов
0 # Илья Иванов 23.12.2019 09:13
Какие цитаты! В каждом выражении мудрость!
Ответить