Цитаты Пастернака

Цитаты Бориса ПастернакаПодготовил: Дмитрий Сироткин

Представляю вам подборку цитат поэта Бориса Пастернака (1890 — 1960).

Из всей «большой четверки» поэтов (Цветаева, Ахматова, Мандельштам, Пастернак) судьба Пастернака сложилась наиболее благополучно.

Цитаты разнесены по темам: жизненная этика, люди, жизнь, творчество, любовь, о себе, женщины, писатели, Россия, правда и ложь, добро и зло, познание, революция, великое, душа, матери, дети, Бог, пьянство, сознание, счастье, здоровье, книги, свобода, талант, истина, мир.

О жизненной этике

Никогда, ни в каких случаях не надо отчаиваться. Надеяться и действовать – наша обязанность в несчастии. Бездеятельное отчаяние – забвение и нарушение долга.

Единственное, что в нашей власти, это суметь не исказить голоса жизни, звучащего в нас.

Терять в жизни более необходимо, чем приобретать. Зерно не даст всхода, если не умрет.

Есть ли что-нибудь на свете, что заслуживало бы верности? Таких вещей очень мало. Я думаю, надо быть верным бессмертию, этому другому имени жизни, немного усиленному. Надо сохранять верность бессмертию, надо быть верным Христу!

Я не люблю правых, не падавших, не оступавшихся. Их добродетель мертва и малоценна. Нельзя быть злодеем другим, не будучи для себя негодяем.

Красота жизни не открывалась им.

Грязно только лишнее.

Я ими всеми побежден, И только в том моя победа.

Надо ставить себе задачи выше своих сил: во-первых, потому, что их всё равно никогда не знаешь, а во-вторых, потому, что силы и появляются по мере выполнения недостижимой задачи.

Нет народов, есть личности.

Это ведь только в плохих книжках живущие разделены на два лагеря и не соприкасаются. А в действительности все так переплетается!

Быть знаменитым некрасиво.
Не это подымает ввысь.
Не надо заводить архива,
Над рукописями трястись.

Другие по живому следу
Пройдут твой путь за пядью пядь,
Но пораженья от победы
Ты сам не должен отличать.
И должен ни единой долькой
Не отступаться от лица,
Но быть живым, живым и только,
Живым и только до конца.

В снег такое наслаждение слушать длинные умные рассуждения.

О людях

Все мы стали людьми настолько, насколько научились любить и понимать других.

Каким непоправимым ничтожеством надо быть, чтобы играть в жизни только одну роль, занимать одно лишь место в обществе, значить всего только одно и то же!

Принадлежность к типу есть конец человека, его осуждение. Если его не подо что подвести, если он не показателен, половина требующегося от него налицо. Он свободен от себя, крупица бессмертия достигнута им.

С кем протекли его боренья? С самим собой, с самим собой.

Нас всех друг другу посылает Бог. На горе иль на радость — неизвестно.

Человека столетиями поднимала над животными и уносила ввысь не палка, а музыка: неотразимость безоружной истины, притягательность ее примера.

Все люди, посланные нам - это наше отражение. И посланы они для того, чтобы мы, смотря на этих людей, исправляли свои ошибки, и когда мы их исправляем, эти люди либо тоже меняются, либо уходят из нашей жизни.

В делах житейских эти предприимчивые, уверенные в себе, повелительные люди незаменимы. В делах сердечных петушащееся усатое мужское самодовольство отвратительно.

О жизни

Существовать не тяжело. Жить — самое просто дело. Зарделось солнце и взошло И теплотой пошло по телу.

Как хорошо на свете! Но почему от этого всегда так больно?

Жизнь посвящает очень немногих в то, что она делает с ними.

Человек рождается жить, а не готовиться к жизни. И сама жизнь, явление жизни, дар жизни так захватывающе нешуточны! Так зачем подменять ее ребяческой арлекинадой незрелых выдумок, этими побегами чеховских школьников в Америку?

Жизнь ведь тоже только миг,
Только растворенье
Нас самих во всех других
Как бы им в даренье.

Может быть, состав каждой биографии наряду со встречающимися в ней действующими лицами требует еще и участия тайной неведомой силы, лица почти символического, являющегося на помощь без зова.

Будущее - это худшая из всех абстракций. Будущее никогда не приходит таким, каким его ждешь. Не вернее ли сказать, что оно вообще никогда не приходит? Если ждешь А, а приходит Б, то можно ли сказать, что пришло то, чего ждал? Все, что реально существует, существует в рамках настоящего.

Мело, мело по всей земле Во все пределы. Свеча горела на столе, Свеча горела..Как летом роем мошкора Летит на пламя, Слетались хлопья со двора К оконной раме..

На свете нет тоски такой
Которой снег бы не вылечивал.

Но продуман распорядок действий, И неотвратим конец пути. Я один, всё тонет в фарисействе Жизнь прожить — не поле перейти.

О творчестве

Искусство всегда, не переставая, занято двумя вещами. Оно неотступно размышляет о смерти и неотступно творит этим жизнь.

Искусство служит красоте, а красота есть счастье обладания формой, форма же есть органический ключ существования, формой должно владеть все живущее, чтобы существовать и, таким образом, искусство — есть рассказ о счастье существования.

Нет времени у вдохновенья.

Цель творчества - самоотдача,
А не шумиха, не успех.

Язык, родина и вместилище красоты и смысла, сам начинает думать и говорить за человека и весь становится музыкой, не в отношении внешне слухового звучания, но в отношении стремительности и могущества своего внутренного течения.

Когда строку диктует чувство,
Оно на сцену шлет раба,
И тут кончается искусство,
И дышат почва и судьба.

Современные течения вообразили, что искусство как фонтан, тогда как оно — губка. Они решили, что искусство должно бить, тогда как оно должно всасывать и насыщаться. Они сочли, что оно может быть разложено на средства изобразительности, тогда как оно складывается из органов восприятия. Ему следует всегда быть в зрителях и глядеть всех чище, восприимчивей и верней, а в наши дни оно познало пудру, уборную и показывается с эстрады.

Бедствия среднего вкуса хуже бедствия безвкусицы.

Сказочно только рядовое, когда его коснется рука гения.

О любви

Всякая любовь есть переход в новую веру.

Дар любви, как всякий другой дар. Он может быть и велик, но без благословения он не проявится.

Но не надо любить так запасливо и торопливо, как бы из страха, не пришлось бы потом полюбить еще сильней.

Не убегайте от своей любви, не разрушайте маленькое счастье, не говорите тихо: «уходи», когда душа разорвана на части!

Я знал двух влюблённых, живших в Петрограде в дни революции и не заметивших её.

Я так люблю тебя, что даже небрежен и равнодушен, ты такая своя, точно всегда была моей сестрой, и первой любовью, и женой, и матерью, и всем тем, чем была для меня женщина. Ты — Та Женщина.

Иногда встречается на свете большое и сильное чувство. К нему всегда примешивается жалость. Предмет нашего обожания тем более кажется нам жертвою, чем более мы любим. У некоторых сострадание к женщине переходит все мыслимые пределы.

О, какая это была любовь, вольная, небывалая, ни на что не похожая! Они думали, как другие напевают. Они любили друг друга не из неизбежности, не «опаленные страстью», как это ложно изображают. Они любили друг друга потому, что так хотели все кругом: земля под ними, небо над их головами, облака и деревья. Их любовь нравилась окружающим еще, может быть, больше, чем им самим. Незнакомым на улице, выстраивающимся на прогулке далям, комнатам, в которых они селились и встречались.

О себе

Мне невероятно, до страсти хочется жить, а жить ведь значит всегда порываться вперед, к высшему, к совершенству и достигать его.

Я — человек отвратительный. Мне на пользу только дурное, а хорошее во вред. Право, я словно рак, который хорошеет в кипятке.

Мне кажется, моей настоящей стихией были именно такие характеристики действительности или природы, гармонически развитые из какой-нибудь счастливо наблюденной и точно названной частности, как в поэзии Иннокентия Анненского и у Льва Толстого...

Часто плачу от волнения. Кажется, и причин нет. На экране покажут лошадь крупным планом, а у меня слёзы от волнения. Или Брамса играют — плачу и приговариваю: плохой, плохой композитор…

О как хочется иногда из бездарно-возвышенного, беспросветного человеческого словоговорения в кажущееся безмолвие природы, в каторжное беззвучие долгого, упорного труда, в бессловесность крепкого сна, истинной музыки и немеющего от полноты души тихого сердечного прикосновения!

О женщинах

Быть женщиной — великий шаг,
Сводить с ума — геройство.

Ей не хочется нравиться, быть красивой, пленяющей. Она презирает эту сторону женской сущности и как бы казнит себя за то, что так хороша. И эта гордая враждебность к себе удесятеряет ее неотразимость.

Но нежданно по портьере Пробежит сомненья дрожь - Тишину шагами меря, Ты, как будущность, войдешь. Ты появишься из двери В чем-то белом, без причуд, В чем-то, впрямь из тех материй, Из которых хлопья шьют.

Она никогда не могла предположить, что в чужих губах может сосредоточиться столько бесстыдства, когда их так долго прижимают к твоим собственным.

О писателях

Стремление к чистоте жанра свойственно только эпигонам. Открыватели и родоначальники смешивают разнородные стилистические и композиционные элементы, оказываясь победителями, не по законам вкуса, а по его инстинктивному чутью. И их беззаконные победы потом становятся образцом для новых толп подражателей.

Изо всего русского я теперь больше всего люблю русскую детскость Пушкина и Чехова, их застенчивую неозабоченность насчет таких громких вещей, как конечные цели человечества и их собственное спасение. Во всем этом хорошо разбирались и они, но куда им было до таких нескромностей, — не до того и не по чину!

Блок — это явление Рождества во всех областях русской жизни.

О России

Как Греция стала Римом, так русское просвещение стало русской революцией.

Этим и страшна жизнь кругом. Чем она оглушает, громом и молнией? Нет, косыми взглядами и шепотом оговора. В ней все подвох и двусмысленность. И над сильным властвует подлый и слабый.

Каждый озабочен проверкою себя на опыте, а люди власти ради басни о собственной непогрешимости всеми силами отворачиваются от правды. Политика ничего не говорит мне.

О правде и лжи

Чтобы говорить правду, надо быть еретиком.

Неумение найти и сказать правду — недостаток, который никаким умением говорить неправду не покрыть.

Дети искренни без стеснения и не стыдятся правды, а мы из боязни показаться отсталыми готовы предать самое дорогое, хвалим отталкивающее и поддакиваем непонятному.

О добре и зле

К добру надо привлекать добром.

Чтобы сделать добро, нужна некоторая беспринципность сердца, которое не знает общих случаев, а только частные.

Зло, чтобы существовать, должно притворяться добром. Оно безнравственно уже этим притворством. Зло всегда обладает комплексом неполноценности: оно не смеет быть откровенным.

О познании

Интуиция — это цельное, разом охватывающее познание.

Факт бессмысленен, если в него не внести смысла.

Во всем мне хочется дойти До самой сути. В работе, в поисках пути, В сердечной смуте. До сущности протекших дней, До их причины, До оснований, до корней, До сердцевины. Все время схватывая нить Судеб, событий, Жить, думать, чувствовать, любить, Свершать открытья.

О революции

Революцию производят люди действенные, односторонние фанатики, гении самоотречения. Они быстро опрокидывают старый порядок, а потом веками поклоняются духу ограниченности, приведший к перевороту, как святыне.

Для вдохновителей революции суматоха перемен и перестановок — единственная родная стихия. Их хлебом не корми, а подай им что-нибудь в масштабе земного шара. Построения миров, переходные периоды — это их самоцель. Ничему другому они не учились, ничего не умеют.

О великом

Неуместно и несвоевременно только самое великое.

Мелко копаться в причинах циклопических событий. Они их не имеют. Это у домашних ссор есть свой генезис, и после того как оттаскают друг друга за волосы и перебьют посуду, ума не приложат, кто начал первый. Все же истинно великое безначально, как Вселенная. Оно вдруг оказывается налицо без возникновения, словно было всегда или с неба свалилось.

О душе

Человек в других людях и есть душа человека.

Все нынешней весной особое,
Живее воробьёв шумиха.
Я даже выразить не пробую,
Как на душе светло и тихо.

О матерях

Все решительно матери – матери великих людей, и не их вина, что жизнь потом обманывает их.

Каждое зачатие непорочно. В этом догмате, касающемся Богоматери, выражена общая идея материнства.

О детях

Любить самоотверженно и беззаветно, с силой, равной квадрату дистанции, - дело наших сердец, пока мы дети.

О, с какою силою, как проницательно чувствуют в детстве, впервые!

О Боге

Бог, конечно, есть. Но если он есть, то он - это я.

Будущего недостаточно,
Старого, нового мало.
Надо, чтоб елкою святочной
Вечность средь комнаты стала.

О пьянстве

Лара подумала, с какой старательностью пьяные всегда любят изображать пьяных, и с тем более бездарной и любительской подчеркнутостью, чем они пьянее.

Но видишь, я не пью, как многие, не вступаю на этот путь, потому что пьяная женщина это уже конец, это что-то немыслимое, не правда ли.

О счастье

Счастье обособленное не есть счастье.

Наверное, бурное счастье
С лица и на вид таково,
Как улиц по смытьи ненастья
Столиственное торжество.

О здоровье

Нет ничего более полезного для здоровья, чем прямодушие, откровенность, искренность и чистая совесть.

Нельзя без последствий для здоровья изо дня в день проявлять себя противно тому, что чувствуешь; распинаться перед тем, чего не любишь, радоваться тому, что приносит несчастье. Наша нервная система не пустой звук, не выдумка.

О книгах

Книга есть кубический кусок горячей, дымящейся совести — и больше ничего.

Ни у какой истинной книги нет первой страницы. Как лесной шум, она зарождается Бог весть где, и растет, и катится, будя заповедные дебри, и вдруг, в самый темный, ошеломительный и панический миг, заговаривает всеми вершинами сразу, докатившись.

О свободе

Несвободный человек идеализирует свою неволю.

Человек, пережёвывающий то, что даёт ему его ежедневная газета или радиоприёмник, менее свободен по существу, чем философ в одиночной тюремной камере.

О таланте

Талант — в высшем широчайшем понятии есть дар жизни.

Талант — единственная новость,
Которая всегда нова.

Об истине

Всякая стадность - прибежище неодаренности, все равно верность ли это Соловьеву, или Канту, или Марксу. Истину ищут только одиночки и порывают со всеми, кто любит ее надостаточно.

Я не люблю людей, безразличных к истине.

О мире

Мир — это музыка, к которой надо найти слова!

Всё, что реально существует, существует в рамках настоящего.

О разном

С тех пор как он себя помнил, он не переставал удивляться, как это при одинаковости рук и ног и общности языка и привычек можно быть не тем, что все, и притом чем-то таким, что нравится немногим и чего не любят?

Сомкнутые веки.
Выси. Облака.
Воды. Броды. Реки.
Годы и века.

О створку форточки трется мокрое, шерстисто-серое небо. Оно полно неушедшей ночи.

Сознание - яд, средство самоотравления для субъекта, применяющего его на самом себе. Сознание – свет, бьющий наружу, сознание освещает перед нами дорогу, чтоб не споткнуться. Сознание – это зажженные фары впереди идущего паровоза. Обрати их светом внутрь, и случится катастрофа.

Но старость — это Рим, который
Взамен турусов и колёс
Не читки требует с актёра,
А полной гибели всерьёз.

Что значит быть евреем? Для чего это существует? Чем вознаграждается или оправдывается этот безоружный вызов, ничего не приносящий, кроме горя?

 

Приведенные цитаты Пастернака раскрывают перед нами богатые, многообразные, порой напряженные проявления личности поэта.

В заключение - несколько цитат про Пастернака:

  • М. Цветаева: Наши жизни похожи, я тоже люблю тех, с кем живу, но это доля. Ты же воля моя, та, пушкинская, взамен счастья. (кстати, цитаты Цветаевой)
  • А. Ахматова:
    • За то, что дым сравнил с Лаокооном,
    • Кладбищенский воспел чертополох,
    • За то, что мир наполнил новым звоном
    • В пространстве новом отраженных строф, -
    • Он награжден каким-то вечным детством,
    • Той щедростью и зоркостью светил,
    • И вся земля была его наследством,
    • А он ее со всеми разделил. (кстати, цитаты Ахматовой)
  • О. Мандельштам: Когда явился Фет, русскую поэзию взбудоражило «серебро и колыханье сонного ручья», а, уходя, Фет сказал: «И горящею солью нетленных речей». Эта горящая соль каких-то речей, этот посвист, щелканье, шелестение, сверкание, плеск, полнота звука, полнота жизни, половодье образа и чувства с неслыханной силой воспрянули в поэзии Пастернака. Перед нами значительное патриархальное явление русской поэзии Фета. Величественная домашняя русская поэзия Пастернака уже старомодна, она безвкусна, потому что бессмертна; она бесстильна потому, что захлебывается от банальности классическим восторгом цокающего соловья. Да, поэзия Пастернака — прямое токование (глухарь на току, соловей по весне), прямое следствие особого физиологического устройства горла, такая же родовая примета, как оперенье, как птичий хохолок.
  • Н. Мандельштам: Он ― единственный человек, который пришёл ко мне, узнав о смерти О.М. [Осипа Магдельштама]. В день, когда в последний раз мы были с О. M. y него в Переделкине, он пошёл провожать нас на станцию, и мы долго разговаривали на платформе, пропуская один поезд за другим.
  • В. Набоков: Есть в России довольно даровитый поэт Пастернак. Стих у него выпуклый, зобастый, таращащий глаза, словно его муза страдает базедовой болезнью. Он без ума от громоздких образов, звучных, но буквальных рифм, рокочущих размеров. Синтаксис у него какой-то развратный — чем-то напоминает он Бенедиктова. Вот точно так же темно и пышно Бенедиктов писал о женском телосложенье, о чаше неба, об амазонке. (кстати, цитаты Набокова)
  • В. Шаламов: Лучшее, что есть в русской поэзии, — это поздний Пушкин и ранний Пастернак.

Далее вы можете прочитать:

 

Буду признателен, если вы поделитесь с друзьями ссылкой на статью в социальных сетях. Воспользуйтесь кнопками сетей ниже

Комментарии также всячески приветствуются!

Подписаться на новые статьи

Добавить комментарий