Цитаты Стругацких

Цитаты братьев СтругацкихПодготовил: Дмитрий Сироткин

Представляю вам подборку цитат писателей Аркадия и Бориса Стругацких.

Обычно их относят к ярким представителям научной фантастики, но, возможно, удачней было бы назвать их творчество социальной фантастикой.

Цитаты сведены по темам: человеческие проявления, человек, жизненная этика, общество, жизнь, дети и взрослые, Россия, любовь, руководство, смысл жизни, рабство, писательство, счастье, политика, деньги, стремление, будущее, смерть, творчество, книги, добро и зло, ум и глупость, друзья, отношения, женщины, открытия.

О человеческих проявлениях

Почему не помолчать, когда всё ясно без слов?

Забавно, однако. Вот мы совершенствуемся, совершенствуемся, становимся лучше, умнее, добрее, а до чего все-таки приятно, когда кто-нибудь принимает за тебя решение...

Поет он просто безобразно. И это даже хорошо, потому что куда годится человек, к которому и придраться нельзя? У порядочного человека всегда должна быть этакая дырка в способностях, лучше даже несколько, и тогда он будет по-настоящему приятен. Тогда ты точно знаешь, что он не перл какой-нибудь.

Просто удивительно, как быстро проходят волны восторга. Грызть себя, уязвлять себя, нудить и зудеть можно часами и сутками, а восторг приходит и тут же уходит.

Страшное дело, почему это нам нравится, когда нас хвалят? Денег от этого не прибавится. Славы? Какая у нас может быть слава? «Он прославился: теперь о нем знали трое». Ну, скажем, четверо, если считать Бейлиса. Забавное существо человек!.. Похоже, мы любим похвалу как таковую. Как детишки мороженое.

Небритый, истеричный, вечно пьяный мужчина может быть замечательным человеком, которого нельзя не любить, перед которым преклоняешься, полагаешь за честь пожать его руку, потому что он прошел через такой ад, что и подумать страшно, а человеком все-таки остался.

Думал я, думал, ничего полезного не придумал и решил наплевать!

Ничто так не взрослит, как предательство.

Все дело в том, чтобы научиться утираться. Плюнут тебе в морду, а ты и утрись. Сначала со стыдом утерся, потом с недоумением, а там, глядишь, начнешь утираться с достоинством и даже получать от этого процесса удовольствие.

О человеке

Человек создан для того, чтобы мыслить.

Каждый человек в чём-нибудь да гений. Надо только найти в нём это гениальное.

Каждый человек — маг в душе, но он становится магом только тогда, когда начинает меньше думать о себе и больше о других, когда работать ему становится интереснее, чем развлекаться в старинном смысле этого слова.

Каждый человек — человек, пока он поступками своими не показал обратного.

Люди несоизмеримы, как бесконечности. Нельзя утверждать, будто одна бесконечность лучше, а другая хуже.

Сущность человека - в удивительной способности привыкать ко всему. Нет в природе ничего такого, к чему бы человек не претерпелся. Ни лошадь, ни собака, ни мышь не обладают таким свойством. Вероятно, бог, создавая человека, догадывался, на какие муки его обрекает, и дал ему огромный запас сил и терпения. Затруднительно сказать, хорошо это или плохо.

В каждом человеке намешано всего понемножку, а жизнь выдавливает из этой смеси что-нибудь одно на поверхность.

Ничего человек не может и не умеет. Одно он может и умеет — жить для себя.

Может быть, человек разумный имеет к разуму не большее отношение, чем очковая змея к широко распространённому оптическому устройству?

Человек – это только промежуточное звено, необходимое природе для создания венца творения: рюмки коньяка с ломтиком лимона.

Человек — не природа, он не терпит пустоты. Оказавшись в пустоте, он стремится ее заполнить. Он заполняет ее видениями и воображаемыми звуками, если не в состоянии заполнить ее чем-нибудь реальным.

Волчица говорит своим волчатам: «Кусайте, как я», и этого достаточно, и зайчиха учит зайчат: «Удирайте, как я», и этого тоже достаточно, но человек-то учит детёныша: «Думай, как я», а это уже преступление.

Когда человек что-нибудь делает, он всегда делает это для себя. Может быть, и существуют на свете совершенные эгоисты, но уж совершенных альтруистов не бывает.

О жизненной этике

Нет на свете ничего такого, чего нельзя было бы исправить.

Но ведь не может быть так, чтобы среди тысячи дорог не нашлось верной!

Начинать всегда стоит с того, что сеет сомнение.

Нет ничего дороже времени. Час стоит жизни, день бесценен.

Никакие открытия не стоят одной-единственной человеческой жизни. Рисковать жизнью разрешается только ради жизни.

Из всех возможных решений выбирай самое доброе.

Если во имя идеала человеку приходится делать подлости, то цена этому идеалу — дерьмо.

А если б не было в нашей жизни горя, то лучше б не было, хуже было бы. Потому что тогда и... счастья бы тоже не было, и не было бы надежды. Вот.

Делам надо поклоняться, а не статуям. А может быть, даже и делам поклоняться не надо. Потому что каждый делает, что в его силах. Один — революцию, другой — свистульку. У меня, может, сил только на одну свистульку и хватает, так что же я — говно теперь?

Останемся гуманными, всех простим и будем спокойны, как боги. Пусть они режут и оскверняют, мы будем спокойны, как боги. Богам спешить некуда, у них впереди вечность.

Радоваться своим успехам надо скромно, один на один с собой.

Лучше двадцать раз ошибиться в человеке, чем относиться с подозрением к каждому.

Фантазия — бесценная вещь, но нельзя ей давать дорогу внутрь. Только вовне, только вовне.

Об обществе

Там, где торжествует серость, к власти всегда приходят чёрные.

Это что-то вроде демократических выборов: большинство всегда за сволочь.

Надо было менять всё. Не одну жизнь и не две жизни, не одну судьбу и не две судьбы — каждый винтик этого смрадного мира надо было менять.

Никакой, сколь угодно честный, умный и порядочный человек не способен переменить структуру. Структура сама его согнет, сплющит, подгонит под себя.

Это безнадежно, подумал он. Никаких сил не хватит, чтобы вырвать их из привычного круга забот и представлений. Можно дать им всё. Можно поселить их в самых современных спектрогласовых домах и научить их ионным процедурам, и всё равно по вечерам они будут собираться на кухне, резаться в карты и ржать над соседом, которого лупит жена. И не будет для них лучшего времяпровождения.

Мы живем в цивилизации статуса: если ты занимаешь такое-то социальное положение — ты должен жить в таком-то районе, носить такую-то одежду, ходить в такие-то рестораны. Цивилизация статуса существовала всегда. Подростки моего времени щеголяли в немыслимых клешах, злоупотребляли блатным жаргоном — что тоже говорило об их статусе.

Будь оно всё проклято, ведь я ничего не могу придумать, кроме этих его слов: счастье для всех, даром, и пусть никто не уйдёт обиженный!

О жизни

Восемьдесят три процента всех дней в году начинаются одинаково: звенит будильник.

Жизнь - болезнь материи, мышление - болезнь жизни.

Жизнь даёт человеку три радости... Друга, любовь и работу.

Очень хочется жить: молодому - потому что он так мало прожил, старому - потому что так мало осталось жить.

Мужчина в сорок лет понимает, что жизнь сделана. Или не сделана. В шестьдесят он понимает, что жизнь кончена — остались пустяки.

Жить — это хорошо. Даже когда получаешь удары. Лишь бы иметь возможность бить в ответ. Настоящая жизнь есть способ существования, позволяющий наносить ответные удары. Скептицизм и цинизм в жизни стоят дёшево, потому что это много легче и скучнее, нежели удивляться и радоваться жизни.

Оптимизм — главное и единственное оружие побежденных.

Сказали мне, что эта дорога меня приведёт к океану смерти, и я с полпути повернул обратно. С тех пор всё тянутся передо мною кривые глухие окольные пути...

Целыми неделями тратишь душу на пошлую болтовню со всяким отребьем, а когда встречаешь настоящего человека, поговорить нет времени.

О детях и взрослых

Это ведь неправда, что бывают дети и бывают взрослые. Всё, на самом деле, сложнее. Бывают взрослые и бывают взрослые.

Тысячи людей, поражённых страхом на всю жизнь, будут беспощадно учить страху своих детей и детей своих детей.

Ребенок кротко смотрит на тебя и думает: ты, конечно, взрослый, здоровенный, можешь меня выпороть, однако, как ты был с самого детства дураком, так и остался, и помрешь дураком, но тебе этого мало, ты еще и меня дураком хочешь сделать.

Знаешь, — сказал он, — в известном смысле предки всегда богаче потомков. Богаче мечтой. Предки мечтают о том, что для потомков рутина. Ах, Шейла, какая это была мечта — достигнуть звезд! Мы всё отдавали за эту мечту. А вы летаете к звездам, как мы к маме на летние каникулы. Бедные вы, бедные!

Детей бить нельзя. Их и без тебя будут всю жизнь колотить кому не лень, а если тебе хочется его ударить, дай лучше по морде самому себе, это будет полезней.

О России

В России у нас действуют только два закона: закон сохранения энергии и закон неубывания энтропии, — да и те по мере необходимости благополучно нарушаются.

Мы с братом писали 40 лет назад: «Привычка терпеть и приспосабливаться превращает людей в бессловесных скотов». Так было — так будет. Это в России — наследственное. Все довольны. Мы умеем изменяться только в силу жестокой необходимости.

Надо смотреть на все с холодным вниманием. Страна, только-только вынырнувшая из трясины тоталитаризма, снова — и с удовольствием! — погружается в ту же трясину. Что может быть абсурднее, казалось бы? А на самом деле — естественный и закономерный процесс, движение вдоль равнодействующей миллионов воль.

Россия сейчас напоминает Веймарскую Германию конца 1920-х годов. Мы с Алексеем Германом занялись «Трудно быть богом» еще в середине 1960-х — начальство снять фильм не позволило. В 1990-х Герман снова о нем заговорил. Я тогда был уверен, что тема противостояния в России интеллигенции и власти уже не актуальна. Герман смотрел дальше меня и, похоже, оказался прав. Остается только надеяться, что всякая трагедия истории повторяется в виде фарса. Только фарс — это не обязательно смешно. Это еще и дико.

О любви

Любовь - это специфическое свойство высокоорганизованной материи.

Несчастная любовь делает человека активным, а счастливая умиротворяет, духовно кастрирует. Это очень грешно, но когда я с тобой, мне не нужен бог.

Некогда в наше время любить: автобусы переполнены, в магазинах очереди, ясли на другом конце города, нужно быть очень молодым и очень беззаботным человеком, чтобы оказаться способным на любовь. А любят сейчас только пожилые пары, которым удалось продержаться вместе четверть века, не потонуть в квартирном вопросе, не озвереть от мириад всеразъедающих мелких неудобств, полюбовно поделить между собой власть и обязанности.

Почему все устроено так глупо: можно спасти человека от любой неважной беды - от болезни, от равнодушия, от смерти, и только от от настоящей беды - от любви - ему никто и ничем не может помочь... Всегда найдется тысяча советчиков, и каждый будет советовать сам себе. Да и потерпевший-то, дурак, сам не хочет, чтобы ему помогали, вот что дико.

О руководстве

Таково моё общее мнение.

Умные нам не надобны. Надобны верные.

Народу не нужны нездоровые сенсации — народу нужны здоровые сенсации!

Сейчас по конторам многие навострились спать с открытыми глазами.

Мораль: никогда не ори на начальника — ори на подчиненных и терпеливо ожидай, пока до начальника дойдет, в чем дело и как ему поступать надлежит…

О смысле жизни

Среди них никто точно не знал, что такое счастье и в чём именно смысл жизни. И они приняли рабочую гипотезу, что счастье — в непрерывном познании неизвестного, и смысл жизни в том же.

Смысла жизни не существует и смысла поступков тоже. Мы можем чрезвычайно много, но мы до сих пор так и не поняли, что из того, что мы можем, нам действительно нужно.

А в действительности, построил ты государство или построил дачу из ворованного материала, к делу это не относится, ибо есть лишь ничто до и ничто после, и жизнь твоя имеет смысл лишь до тех пор, пока ты не осознал это до конца.

Увидеть и не понять — это всё равно, что придумать. Я живу, вижу и не понимаю, я живу в мире, который кто-то придумал, не затруднившись объяснить его мне, а, может быть, и себе. Тоска по пониманию. — Вот чем я болен — тоской по пониманию.

О рабстве

Рабство их зиждилось на пассивности и невежестве, а пассивность и невежество вновь и вновь порождали рабство.

Психологически почти все они были рабами — рабами веры, рабами себе подобных, рабами страстишек, рабами корыстолюбия. И если волею судеб кто-нибудь из них рождался или становился господином, он не знал, что делать со своей свободой. Он снова торопился стать рабом — рабом богатства, противоестественных излишеств, рабом распутных друзей, рабом своих рабов.

Раб гораздо лучше понимает своего господина, пусть даже самого жестокого, чем своего освободителя, ибо каждый раб отлично представляет себя на месте господина, но мало кто представляет себя на месте бескорыстного освободителя.

Вся эта погань испытывает наслаждение, не только издеваясь над теми, кто попал ей в лапы, она же наслаждается и собственными своими унижениями в лапах того, кого считает выше себя.

О писательстве

Писать должно либо о том, что ты знаешь очень хорошо, либо о том, что не знает никто.

Писатель - это прибор, показывающий состояние общества и лишь в ничтожной степени - орудие для изменения общества. История показывает, что общество изменяют не литературой, а реформами или пулеметами, а сейчас еще и наукой.

Великие писатели тоже всегда брюзжат. Это их нормальное состояние, потому что они - это больная совесть общества, о которой само общество, может быть, даже и не подозревает.

На самом деле мы c братом никогда не пытались предсказать будущее — мы всего лишь описывали Мир-в-котором-нам-хотелось-бы-жить.

Общий спад при наличии некоторых исключений — вот самое естественное и обыкновенное состояние искусства, литературы, в любое время и в любой стране.

О счастье

Счастливыми не рождаются, счастливыми становятся.

«Счастье можно найти только на проторенных путях»… Пушкин любил это повторять. Из Шатобриана, кажется. Или из Монтеня? Не помню. Мне это показалось очень точным: счастье это — любовь, семья, друзья… Обязательно — хорошо известное, обыкновенное, никакой экзотики…

Счастье не в самом счастье, но в беге к счастью.

«А чем вы занимаетесь?» — спросил я. «Как и вся наука, — сказал горбоносый. — Счастьем человеческим».

О политике

Политика — это искусство отмывать дочиста очень грязной водой.

Право на власть имеет тот, кто имеет власть. А ещё точнее, если угодно, — право на власть имеет тот, кто эту власть осуществляет. Умеешь подчинять — имеешь право на власть. Не умеешь — извини!

Великий стратег был более чем стратегом. Стратег всегда крутится в рамках своей стратегии. Великий стратег отказался от всяких рамок.

Великий стратег стал великим именно потому, что понял (а может быть знал от рождения): выигрывает вовсе не тот, кто умеет играть по всем правилам; выигрывает тот, кто умеет отказаться в нужный момент от всех правил, навязать игре свои правила, не известные противнику, а когда понадобится — отказаться и от них.

О деньгах

Всё правильно: деньги нужны человеку для того, чтобы никогда о них не думать.

Я иногда спрашиваю себя: какого черта мы так крутимся? Чтобы заработать деньги? Но на кой черт нам деньги, если мы только и делаем, что крутимся?

В вашей сумасшедшей стране все знают, что деньги - это грязь. Но у меня в стране всякий знает, что грязь - это, к сожалению, не деньги.

О стремлении

Что это такое — нужен? Это когда нельзя обойтись без. Это когда все время думаешь о. Это когда всю жизнь стремишься к.

У человека должна быть цель, он без цели не умеет, на то ему и разум дан. Если цели у него нет, он ее придумывает.

Только тот достигнет цели, кто не знает слова «страх».

О будущем

Будущее - это тщательно обезвреженное настоящее.

Какой смысл говорить о будущем? О будущем не говорят, его делают!

Не в громе космической катастрофы, не в пламени атомной войны и даже не в тисках перенаселения, а в сытой, спокойной тишине кончается история человечества.

О смерти

В конце концов, что такое смерть? Смерть, дорогие товарищи, это самое интересное приключение, которое мы испытаем в жизни.

Как это славно — вовремя помереть!

Глянуть смерти в лицо сами мы не могли, нам глаза завязали и к ней привели.

О творчестве

Незаурядный человек хочет оставить по себе мир иным, нежели тот, в который он явился, - лучшим, обогащенным его собственным творчеством. Для этого он готов пожертвовать большей частью радостей или даже всеми радостями, которыми наслаждается человек заурядный.

Неизвестное будоражит мысль, заставляет кровь быстрее бежать по жилам, рождает удивительные фантазии, обещает, манит. Неизвестное подобно мерцающему огоньку в черной бездне ночи. Но ставши познанным, оно становиться плоским, серым и неразличимо сливается с серым фоном будней.

О книгах

Книга обязательно должна будить воображение, иначе это не книга, а дурной учебник. Слушайте, книги, а вы знаете, что вас больше, чем людей? Если бы все люди исчезли, вы могли бы населять землю и были бы точно такими же, как люди. Среди вас есть добрые и честные, мудрые, многознающие, а также легкомысленные, пустышки, скептики, сумасшедшие, убийцы, растлители, дети, унылые проповедники, самодовольные дураки и полуохрипшие крикуны с воспалёнными глазами. И вы бы не знали, зачем вы.

Плохо читать хорошую книгу с конца, не правда ли?

О добре и зле

Все самое плохое в человеке начинается со лжи.

Зло неистребимо. Никакой человек не способен уменьшить его количество в мире. Он может несколько улучшить свою собственную судьбу, но всегда за счет ухудшения судьбы других. И всегда будут короли, более или менее жестокие, бароны, более или менее дикие, и всегда будет невежественный народ, питающий восхищение к своим угнетателям и ненависть к своему освободителю.

Об уме и глупости

Разум - сложный инстинкт, не успевший еще сформироваться.

В каждом море Ума обязательно найдутся острова Глупости. Но это я, положим, знал и раньше.

Проще поверить, чем понять. Проще разочароваться, чем понять. Проще плюнуть, чем понять.

Совесть своей болью ставит задачи, разум — выполняет. Совесть задает идеалы, разум ищет к ним дороги. Это и есть функция разума — искать дороги. Без совести разум работает только на себя, а значит — в холостую.

О друзьях

В нашем деле не может быть друзей наполовину. Друг наполовину — это всегда наполовину враг.

Слишком трудно было быть его другом, — он никогда и не в чем не был доволен собой, а потому никогда и ни в чем не давал спуску окружающим. 

Об отношениях

Дело не в том, как на тебя влияют другие, а в том, как ты влияешь на других.

Если ты перестанешь обращать внимание на молодую жену, она тебе тем же и отплатит.

О женщинах

Женщины не любят рассуждать. Но если начинают, то становятся крайне категоричны.

Общение с девушками доставляет удовольствие лишь в тех случаях, когда достигается через преодоление препятствий.

Об открытиях

Вот так думаешь, думаешь, думаешь – и в конце концов выдумываешь порох.

Неизвестно, кто первый открыл воду, но уж наверняка это сделали не рыбы.

О разном

Удивительная, между прочим, вещь: как ни придёшь — вечно эти бармены бокалы протирают, словно у них от этого зависит спасение души.

Я не могу верить цитатам. Цитаты всегда лгут, потому что они, по определению, суть параправда. Они - безопасны. Если бы ты хотел быть откровенным, ты бы говорил своими словами, - корявыми, маловразумительными, может быть, но своими.

Чтобы начать работать, надо хорошенько заскучать, чтобы ничего больше не хотелось.

А какой смысл покупать машину, чтобы разъезжать по асфальту? Там, где асфальт, ничего интересного, а где интересно, там нет асфальта.

Подвиг - поступок насмерть перепуганного человека.

У культурных людей гораздо больше оснований напиваться, чем у некультурных. Человек пьет потому, что его желания не соответствуют его возможностям. Он никак не привыкнет к мысли, что жить должно трудно. А хочется — чтоб было просто и легко.

Самые убедительные наши победы мы одерживаем над воображаемым противником.

Моральные ценности не продаются. Их можно разрушить, купить их нельзя. Каждая моральная данная ценность нужна только одной стороне, красть или покупать ее не имеет смысла.

До чего же в наше время сложно устроиться таким образом, чтобы хоть на неделю, хоть на сутки, хоть на несколько часов остаться в одиночестве!

 

По-видимому, в приведенных цитатах братьев Стругацких отразилась эволюция их творчества от воплощения энтузиазма ученых новой коммунистической формации до рефлексии о жизнестойкости идей и модели авторитаризма.

В дополнение - несколько цитат про Стругацких:

  • М. Веллер: Я стал читателем братьев Стругацких с четырнадцатилетнего возраста, с седьмого класса, когда прочитал первый раз повесть "Попытка к бегству", которая сразу поразила и запала в память. Она было ни на что не похожа. Это было очень сильно!
  • В. Войнович: А Стругацких я взял и как-то прочел "Понедельник начинается в субботу" и очень удивился. Я понял, что это не просто фантастика, а нечто другое, и мне очень понравилось.
  • А. Генис: Мощность исходящего от них импульса нельзя переоценить, потому что они в одиночку, если так можно сказать о братьях, оправдывали основополагающий миф отравившего нас режима. Стругацкие вернули смысл марксистской утопии. Как последняя вспышка перегоревшей лампочки, их фантастика воплотила полузабытый тезис о счастливом труде.
  • С. Лукьяненко: Конечно, у Стругацких была политическая составляющая, но это только часть их творчества... Помимо этого в их книгах есть и общемировые проблемы, которые не имели никакого отношения ни к Советскому Союзу, ни к идеологи капиталистической или коммунистической, - и вот эти их вещи рискуют пережить еще много и много поколений и остаться актуальными.

Далее вы можете перейти к другим подборкам цитат:

 

Буду признателен, если вы поделитесь с друзьями ссылкой на статью в социальных сетях. Воспользуйтесь кнопками сетей ниже

Комментарии также всячески приветствуются!

Подписаться на новые статьи

Добавить комментарий