Цитаты Кафки

Цитаты Франца КафкиПодготовил: Дмитрий Сироткин

Представляю вам подборку цитат немецкоязычного писателя Франца Кафки (1883 — 1924).

Он является одним из лучших писателей ХХ века, но немногие способны получать удовольствие от прочтения его произведений.

Цитаты сведены по темам: о себе, искусство, жизненная этика, жизнь, рай и ад, добро и зло, вера, люди, смерть, вопросы и ответы, женщины и любовь, мир, молодость, отношения, театр, общение, человеческие проявления, счастье и несчастье, перо, любовь к людям, страдания, вербализация, евреи, бюрократия, книги, понимание, правосудие.

О себе

У меня нет интереса к литературе, литература — это я сам, это моя плоть и кровь, и быть другим я не могу.

Смешно оснастился ты для этого мира.

Я отделен от всех вещей пустым пространством, через границы которого даже и не стремлюсь пробиться.

Я обнаруживаю в себе только мелочность, нерешительность, зависть и ненависть к борющимся, которым я страстно желаю всех бед.

Когда я не пишу, я чувствую только усталость, печаль и тяжесть на душе; когда пишу, меня терзает беспокойство и страх.

Такой ощущение, будто меня связали, и одновременно другое ощущение, будто, если бы развязали меня, было бы еще хуже.

Во мне, как и в других людях, есть спокойствие, уверенность, но заложены они как-то навыворот.

Иногда я удивляюсь тому, как люди сумели изобрести понятие «веселье»; вполне возможно, что они его вычислили лишь теоретически — в противовес печали.

Надо спокойно разбираться в себе, не торопиться с выводами, жить, как подобает, а не гоняться, как собака за собственным хвостом.

Всё несчастье моей жизни происходит от писем или от возможности их писать.

Обычное — уже само по себе чудо! Я только записываю его. Возможно, что я немного подсвечиваю вещи, как осветитель на полу затемненной сцене. Но это неверно! В действительности сцена совсем не затемнена. Она полна дневного света. Потому люди зажмуривают глаза и видят так мало.

Я был мудрым, если угодно, потому что в любое мгновение готов был умереть, но не потому, что выполнил все возложенное на меня, а потому, что ничего из всего этого не сделал и не мог даже надеяться когда-нибудь сделать хоть часть.

Я пришел к выводу, что избегаю людей не затем, чтобы спокойно жить, а чтобы спокойно умереть.

Я живу здесь так, словно уверен, что буду жить второй раз.

Доктор, дайте мне смерть — иначе вы убийца. (Предсмертные слова Кафки)

Об искусстве

Поэзия преобразует жизнь.

Поэзия — болезнь. Сбить температуру еще не значит выздороветь. Напротив! Жар очищает и просветляет.

Наше искусство — это ослепленность истиной: истинен только свет на отпрянувшем с гримасой лице, больше ничего.

Искусство всегда дело всей личности. Поэтому оно в основе своей трагично.

Творчество для художника — страдание, посредством которого он освобождает себя для нового страдания. Он не исполин, а только пестрая птица, запертая в клетке собственного существования.

Это лирика: гладить мир, вместо того чтобы хватать его... Это еще не искусство. Это выражение впечатлений и чувств — робкое ощупывание мира. Глаза еще мечтательно прикрыты. Но со временем это проходит, а ищущая вслепую рука, возможно, отдернется, словно коснувшись огня.

Индивидуальность писателя в том главным образом и состоит, что свои недостатки каждый прикрывает на свой особый манер.

Диктуемая чувством и даже разумом задача художника — включить портретируемого в систему собственного художественного видения.

На самом деле поэт гораздо мельче и слабее среднего человека. Потому он гораздо острее и сильнее других ощущает тяжесть земного бытия. Для него самого его пение — лишь вопль.

Многие так называемые ученые транспонируют мир поэта в другую, научную сферу и добиваются таким путем славы и веса.

О жизненной этике

Ты — это задача. Ни одного ученика кругом.

В борьбе между собой и миром оставайтесь на стороне мира.

Стой под дождём, пусть пронизывают тебя его стальные стрелы. Стой, несмотря ни на что. Жди солнца. Оно зальёт тебя сразу и беспредельно.

Дух лишь тогда делается свободным, когда он перестает быть опорой.

Истинный путь идет по канату, который натянут не высоко, а над самой землей. Он предназначен, кажется, больше для того, чтобы о него спотыкаться, чем для того, чтобы идти по нему.

Две возможности: делать себя бесконечно малым или быть им. Второе — завершение, значит, бездеятельность, первое — начало, значит, действие.

То, что годится для нас самих, непригодно для других.

Проверь себя на человечестве. Сомневающегося оно заставляет сомневаться, верящего — верить.

При известной степени самопознания и при других благоприятствующих наблюдению за собой условиях неизбежно будешь время от времени казаться себе отвратительным.

Все человеческие ошибки суть нетерпение, преждевременный отказ от методичности, мнимая сосредоточенность на мнимом деле.

Только заядлый браконьер может быть строгим лесничим.

Как ни работай, все равно не заслужишь права претендовать на то, чтобы все относились к тебе с любовью, напротив, становишься одиноким, для всех чужим, и — всего лишь объектом любопытства.

Моя тюремная камера — моя крепость.

О жизни

Вся жизнь — лишь путь к смерти.

Жизнь — не эпизод между двумя ночами.

Все, что возможно, происходит. Возможно лишь то, что происходит.

В жизни множество преград, и тем они выше, чем выше цели.

Начиная с определенной точки, возврат уже невозможен. Этой точки надо достичь.

Нет обладания, есть только бытие, только жаждущее последнего вздоха, жаждущее задохнуться бытие.

Жизнь все время отвлекает наше внимание; и мы даже не успеваем заметить, от чего именно.

Между мировосприятием и действительностью часто существует болезненное несоответствие.

Эстетически наслаждаться бытием можно, только смиренно живя по законам нравственности.

Движение лишает нас возможности созерцания. Наш кругозор сужается. Сами того не замечая, мы теряем голову, не теряя жизни.

Для здорового человека жизнь, собственно говоря, лишь неосознанное бегство, в котором он сам себе не признается, — бегство от мысли, что рано или поздно придется умереть. Болезнь всегда одновременно и непонимание, и проба сил. Поэтому болезнь, боль, страдание — важнейший источник религиозности.

Узость сознания есть социальное требование.

О рае и аде

Через рай порока достигаешь ада добродетели.

Мы были созданы, чтобы жить в раю, рай был предназначен для того, чтобы служить нам. Наше назначение было изменено; что это случилось и с назначением рая, не говорится.

Грешны мы не только тем, что ели от дерева познания, но и тем, что не ели от дерева жизни. Грешно состояние, в котором мы пребываем, независимо от вины.

Почему мы ропщем на грехопадение? Не из-за него изгнаны мы из рая, а из-за дерева жизни, чтобы нам не есть от него.

Если то, что будто бы уничтожилось в раю, поддавалось уничтожению, значит, решающего значения оно не имело; а если не поддавалось, то значит, мы живем в ложной вере.

Грех всегда приходит открыто и ощущается сразу. Он уходит на своих корнях, и его не нужно вырывать.

Есть два главных человеческих греха, из которых вытекают все прочие: нетерпение и небрежность. Из-за нетерпения люди изгнаны из рая, из-за небрежности они не возвращаются туда. А может быть, есть только один главный грех: нетерпение. Из-за нетерпения изгнаны, из-за нетерпения не возвращаются.

Изгнание из рая в главной своей части вечно. То есть изгнание из рая окончательно и жизнь в мире неминуема, однако вечность этого процесса (или, выражаясь временными категориями,— вечная повторяемость этого процесса) дает нам все же возможность не только надолго оставаться в раю, но и в самом деле там находиться, независимо от того, знаем ли мы это здесь или нет.

О добре и зле

Добро в каком-смысле безотрадно.

Зло – это излучение человеческого сознания в определенных переходных положениях. Иллюзия – это, в сущности, не чувственный мир, а его зло, которое, однако, для наших глаз и составляет чувственный мир.

Нужно было посредничество змея: зло может соблазнить человека, но не может стать человеком.

Зло бывает порой в руке, как орудие; узнанное или неузнанное, оно, не переча, позволяет отложить себя в сторону, если есть воля на то.

Злу нельзя платить в рассрочку — а непрестанно пытаются.

Задние мысли, с которыми ты впускаешь в себя зло, — это не твои мысли, а зла.

Один из самых действенных соблазнов зла — призыв к борьбе.

Не позволяй злу уверить тебя, что у тебя могут быть тайны от него.

О вере

Вера – как топор гильотины, так же тяжела, так же легка.

Что радостнее, чем вера в бога домашнего очага!

Человек не может жить без постоянного доверия к чему-то нерушимому в себе, причем и это нерушимое, и это доверие могут долго оставаться для него скрыты. Одно из проявлений этой скрытости — вера в личного бога.

Радости этой жизни суть не ее радости, а наш страх пред восхождением в высшую жизнь; муки этой жизни суть не ее муки, а наше самобичевание из-за этого страха.

Только наше понятие о времени заставляет нас называть Страшный суд именно так, по сути, это военно-полевой суд.

Может быть знание о дьявольщине, но не может быть веры в нее, ибо больше дьявольщины, чем налицо, не бывает.

Если бы возможно было построить Вавилонскую башню, не взбираясь на неё, это было бы позволено.

О людях

Бодрствуя, мы идем сквозь сон — сами лишь призраки ушедших времен.

Человек давно отказался от участия в создании мира и ответственности за него.

В одном и том же человеке есть опыт, который при полной своей неодинаковости имеет все-таки один и тот же объект, а из этого следует, что в одном и том же человеке не может не быть разных субъектов.

Уровень массы зависит от сознания единиц.

Совет — трусливое отступление перед будущим, являющимся пробным камнем нашего настоящего. Но проверки боится лишь тот, у кого нечистая совесть. Человек, не выполняющий задачи своего времени. Однако кто совершенно точно знает свою задачу? Никто. Потому у каждого из нас нечистая совесть, от которой хочется убежать — как можно скорее уснув.

В большинстве своем люди вовсе не злы. Люди поступают плохо и навлекают на себя вину потому, что говорят и действуют, не представляя себе последствий своих слов и поступков. Они лунатики, а не злодеи.

О смерти

Смерть перед нами – примерно как картина на стене класса, изображающая битву Александра Македонского. Все дело в том, чтобы еще в этой жизни затмить картину своими деяниями или совсем погасить.

Кто познал всю полноту жизни, тот не знает страха смерти. Страх перед смертью лишь результат неосуществившейся жизни. Это выражение измены ей.

Если я обречен, то обречен не только на смерть, но обречен и на сопротивление до самой смерти.

Первый признак начала познания — желание умереть. Эта жизнь кажется невыносимой, другая — недостижимой. Уже не стыдишься, что хочешь умереть; просишь, чтобы тебя перевели из старой камеры, которую ты ненавидишь, в новую, которую ты только еще начнешь ненавидеть. Опасность длится лишь одно маленькое, ограниченное мгновение. За ним — пропасть. Если преодолеешь ее, все станет иначе. Все дело в мгновении. Оно определяет жизнь.

О вопросах и ответах

Раньше я не понимал, почему не получаю ответа на свой вопрос, сегодня не понимаю, как мог я думать, что можно спрашивать. Но я ведь и не думал, я только спрашивал.

Есть вопросы, мимо которых мы не смогли бы пройти, если бы от природы не были освобождены от них.

Ответы — лишь желания и обещания. Но они не дают уверенности.

Между вопрошающим и отвечающим нет расстояний. Никаких расстояний преодолевать не надо. Потому вопросы и ожидание бессмысленно.

О женщинах и любви

Женщины — это капканы, которые повсюду дожидаются мужчин с тем, чтобы затащить их обратно, в Конечное.

Я не могу устоять, не могу удержаться, чтобы не восхититься достойной восхищения, и не любить, пока восхищение не будет исчерпано.

Она — как борьба с женщинами, которая заканчивается в постели.

Чувственная любовь скрывает небесную; в одиночку ей это не удалось бы, но поскольку она неосознанно содержит в себе элемент небесной любви, это ей удается.

О мире

Как можно радоваться миру? Разве только если убегаешь в него.

Несообразность мира кажется, к утешению, лишь количественной.

Нет ничего другого кроме духовного мира; то, что мы называем чувственным миром, есть зло в мире духовном, а то, что мы называем злом, есть лишь необходимость какого-то момента нашего вечного развития.

Никого нельзя обманывать, в том числе и мир, насчет его победы.

О молодости

Молодость счастлива, потому что обладает способностью видеть прекрасное. Когда эта способность утрачивается, начинается безнадежная старость, увядание, несчастье.

Вечная молодость невозможна; не будь даже другого препятствия, самонаблюдение сделало бы ее невозможной.

Борьба молодости против старости, в сущности, лишь мнимая борьба... Старость — будущее молодости, которого она раньше или позже должна достичь. Зачем же бороться? Чтобы скорее постареть? Чтобы скорее уйти?

Об отношениях

Коитус как кара за счастье быть вместе.

Какие страдания не предстоят мне, какие страдания не предстоят ей, их нельзя сравнить с теми страданиями, которые были уготованы нам вместе.

Один утешает другого в надежде на то, что утешение это возымеет обратное действие на него самого, или страстно упивается этим обратным действием.

О театре

Чтобы театр мог воздействовать на жизнь, он должен быть сильнее, интенсивнее повседневной жизни. При стрельбе нужно целиться выше цели.

Театр сильнее всего воздействует тогда, когда он делает нереальные вещи реальными. Тогда сцена становится перископом души, позволяющим заглянуть в действительность изнутри.

От зрителя нельзя требовать большего, чем понимания внешней игры.

Об общении

Счастье общения с людьми.

Общение с людьми совращает к самоанализу.

Люди очень много и очень громко говорят, для того чтобы сказать как можно меньше. Это очень шумное молчание. По-настоящему существенны и интересны при этом лишь закулисные сделки, о которых не упоминают ни единым словом.

О человеческих проявлениях

Судорожная веселость гораздо грустнее, чем открыто выраженная грусть.

Лгут меньше всего, когда меньше всего лгут, а не тогда, когда для этого меньше всего поводов.

Несведущий человек действует смелей.

Угнетать ближнего куда легче, если ничего не знаешь о нем. Совесть тогда не мучает...

О счастье и несчастье

Теоретически существует полнейшая возможность счастья: верить в нечто нерушимое в себе и не стремиться к нему.

Счастье исключает старость. Кто сохраняет способность видеть прекрасное, тот не стареет.

Это хорошее испытание меры несчастья — дать человеку совладать с собой в одиночестве.

О пере

Перо не инструмент, а орган писателя.

Путь от головы к перу намного длиннее и труднее, нежели путь от головы к языку.

Перо — это только сейсмографический грифель сердца. Им можно регистрировать землетрясения, но не предсказывать их.

О любви к людям

Кто в мире любит своего ближнего, совершает не большую и не меньшую несправедливость, чем тот, кто любит в мире себя самого. Остается только вопрос, возможно ли первое.

Кто отрекается от мира, должен любить всех людей, ибо он отрекается и от их мира. Тем самым он начинает догадываться об истинной человеческой сути, которую нельзя не любить, если предположить, что ты ей соответствуешь.

О страдании

Всеми страданиями вокруг нас должны страдать и мы. У всех у нас не одно тело, но одно развитие, а это проводит нас через все боли в той или иной форме.

Ты можешь отстраняться от страданий мира, это тебе разрешается и соответствует твоей природе, но, быть может, как раз это отстранение и есть единственное страдание, которого ты мог бы избежать.

О вербализации

Высказанная вслух мысль сразу же и окончательно теряет значение; записанная, она тоже всегда его теряет, зато иной раз обретает новый смысл.

Между настоящим чувством и его описанием проложена, как доска, предпосылка, лишенная всяких связей.

О евреях

История, эта героическая родина во времени, сегодня уже не удовлетворяет евреев: они завоевaли право на родину в пространстве.

Что у меня общего с евреями? У меня едва ли есть что-нибудь общее с самим собой.

О бюрократии

Оковы измученного человечества сделаны из канцелярской бумаги.

Чем шире разливается половодье, тем более мелкой и мутной становится вода. Революция испаряется, и остается только ил новой бюрократии.

О книгах

Оставь мне мои книги! Это все, что у меня есть.

Большинство современных книг — лишь мерцающие отражения сегодняшнего дня. Они очень быстро гаснут. Старое же обнаруживает свою сокровеннейшую ценность — долговечность.

О понимании

Только люди, пораженные одним недугом, понимают друг друга.

Иметь человека, который понимал бы тебя, — это значило бы иметь опору во всем, иметь бога.

О правосудии

Теперешнее правосудие, очевидно, состоит в том, чтобы осудить человека не только невинного, но и неосведомленного.

Ступени и ранги суда бесконечны и неизвестны даже посвященным.

О разном

Клетка пошла искать птицу.

Верить в прогресс не значит верить, что прогресс уже состоялся. Это не было бы верой.

Сон снимает покров с действительности, с которой не может сравниться никакое видение. В этом ужас жизни — и могущество искусства.

Решающее мгновение человеческого развития длится вечно. Правы поэтому революционные духовные движения, объявляющие всё прежнее ничтожным, ибо ещё ничего не произошло.

Случайностями называют стечение событий, причинность которых неизвестна. Но без причинности нет мира. Поэтому случайности существуют не в мире, а только в нашей голове, в нашем ограниченном восприятии. Они — отражение границ нашего познания. Борьба против случайности — всегда борьба против нас самих, борьба, в которой мы никогда не можем стать победителями.

Родители, ожидающие от своих детей благодарности (есть даже такие, которые ее требуют), подобны ростовщикам: они охотно рискуют капиталом, лишь бы получить проценты.

Войны еще никогда не изображались правильно. Обычно показывают только отдельные явления или результаты. Но самое страшное в войне — уничтожение всех существующих гарантий и соглашений. Физическое, животное заглушает и душит всё духовное. Это как раковая болезнь. Человек живет уже не годы, месяцы, дни, часы, а только мгновения. И даже в течение мгновения он не живет. Он лишь осознает его. Он просто существует.

Я знаю, что непостоянно богатство, ибо не достигают вечного невечным.

Вероятно, это заключено в природе дружбы и сопровождает ее как тень: один что-либо приветствует, другой об этом же сожалеет, третий просто не замечает...

Некровавых сказок не бывает. Всякая сказка исходит из глубин крови и страха. Это роднит все сказки. Внешняя оболочка различна. В северных сказках не так много пышной фауны фантазии, как в сказках африканских негров, но зерно, глубина тоски одинаковы.

 

Приведенные цитаты свидетельствуют, что Кафка жил весьма напряженной внутренней жизнью. Мало кто из нас живет в подобном круге мыслей и чувств. Однако, в отличие от цитат некоторых современных популярных писателей, оставляющих ощущение дежавю или вычурности, цитаты Кафки очевидно самобытны и выстраданы.

В заключение - несколько цитат о Кафке:

  • А. Ахматова:

Другие уводят любимых, —

Я с завистью вслед не гляжу, —

Одна на скамье подсудимых

Я скоро полвека сижу.

Вокруг пререканья и давка

И приторный запах чернил.

Такое придумывал Кафка

И Чарли изобразил.

  • Г. Гессе: Рассказы Кафки — не статьи о религиозных, метафизических или моральных проблемах, а поэтические произведения. Кто в состоянии просто читать поэта, то есть не задавая вопросов, не ожидая интеллектуального либо морального результата, кто готов воспринять то, что дает этот поэт, тому его произведение даст ответ на любые вопросы, какие только можно вообразить. Кафка сказал нам нечто не как теолог либо философ, но единственно как поэт.
  • А. Камю: Большинство писавших о Ф. Кафке определили его творчество как приводящий в отчаяние крик, когда человеку не осталось никакого прибежища. Но эта точка зрения, по-моему, требует пересмотра. Существуют разные надежды.
  • Т. Адорно: Кафка в моде, его бесприютность создает уют, из него сделали бюро справок по всем вопросам человеческой души.
  • В. Набоков: Обратите внимание на стиль Кафки. Ясность его речи, точная и строгая интонация разительно контрастируют с кошмарным содержанием рассказа. Его резкое, черно-белое письмо не украшено никакими поэтическими метафорами. Прозрачность его языка подчеркивает сумрачное богатство его фантазии. Контраст и единство, стиль и содержание, манера и материал слиты в нерасторжимое целое. (кстати, цитаты Набокова)

Далее вы можете перейти к другим подборкам цитат:

 

Буду признателен, если вы поделитесь с друзьями ссылкой на статью в социальных сетях. Воспользуйтесь кнопками сетей ниже

Комментарии также всячески приветствуются!

Добавить комментарий


Комментарии   

квезаль
0 # квезаль 05.07.2019 23:37
Ну он философ классный, такое писал в произведениях. что ему этих цитат намутить.
Ответить