Цитаты Оруэлла

Цитаты Джорджа ОруэллаПодготовил: Дмитрий Сироткин

Представляю вам подборку цитат английского писателя Джорджа Оруэлла (1903 — 1950).

Книги Оруэла боролись и продолжают бороться с авторитаризмом в нашем по-своему безумном мире.

Цитаты сведены по темам: авторитаризм, жизненная этика, правда и ложь, люди, писатели, свобода, война, слова, власть, любовь, массы, книги, национализм, социализм, революционеры, пропаганда, рассудок.

Об авторитаризме

Большой брат смотрит на тебя.

Все животные равны. Но некоторые животные более равны, чем другие.

Если вам нужен образ будущего, вообразите сапог, топчущий лицо человека — вечно.

В массе своей люди слабы и трусливы, не готовы к свободе и боятся правды, а значит, надо, чтобы кто-то сильный управлял ими и обманывал их.

Кто контролирует прошлое — контролирует будущее, кто контролирует настоящее — контролирует прошлое.

Если партия может запустить руку в прошлое и сказать о том или ином событии, что его никогда не было, — это пострашнее, чем пытка или смерть.

Общество можно считать тоталитарным, когда все его структуры становятся вопиюще искусственными, то есть когда правящий класс утратил свое назначение, однако цепляется за власть силой или мошенничеством.

На каждой площадке со стены глядело все то же лицо. Портрет был выполнен так, что, куда бы ты ни стал, глаза тебя не отпускали.

Вожди, которые пугают свой народ кровью, тяжким трудом, слезами и потом, пользуются большим доверием, чем политики, сулящие благополучие и процветание.

Можно вычислить все, что ты говорил, думал, до мельчайших подробностей. Но душа, чьи движения загадочны даже для тебя самого, остается неприступной.

Нам, представителям среднего класса, кроме правильного произношения, терять нечего.

Нет ничего твоего, кроме нескольких кубических сантиметров в черепе.

Иерархическое общество возможно только на основе бедности и невежества.

О жизненной этике

Если ты в меньшинстве — и даже в единственном числе, — это не значит, что ты безумен. Есть правда и есть неправда, и, если ты держишься правды, пусть наперекор всему свету, ты не безумен.

Чтобы видеть то, что происходит прямо перед вашим носом, необходимо отчаянно бороться.

Общество всегда должно требовать от своих членов чуть больше, чем они могут дать.

В любом обществе простые люди должны жить наперекор существующему порядку вещей.

Если поддерживаешь тоталитарные методы, то настанет момент, когда они будут использованы не за тебя, а против тебя.

Если соблюдаешь мелкие правила, можно нарушать большие.

Всегда ори с толпой — мое правило. Только так ты в безопасности.

О правде и лжи

Во времена всеобщей лжи говорить правду — это экстремизм.

И если все принимают ложь, навязанную партией, если во всех документах одна и та же песня, тогда эта ложь поселяется в истории и становится правдой.

Нельзя игнорировать физические факты. В философии, в религии, в этике, в политике дважды два может равняться пяти, но если вы конструируете пушку или самолет, дважды два должно быть четыре.

Я с детства знал, что газеты могут лгать, но только в Испании увидел, что они могут полностью фальсифицировать действительность. Я лично участвовал в «сражениях», в которых не было ни одного выстрела и о которых писали, как о героических кровопролитных битвах, и я был в настоящих боях, о которых пресса не сказала ни слова, словно их не было.

Но всё хорошо, теперь всё хорошо, борьба закончилась. Он одержал над собой победу. Он любил Старшего Брата.

О людях

Может быть, человек не так нуждается в любви, как в понимании.

Люди могут быть счастливы лишь при условии, что они не считают счастье целью жизни.

Каждое поколение считает себя более умным, чем предыдущее, и более мудрым, чем последующее.

В пятьдесят лет каждый из нас имеет такое лицо, какого заслуживает.

Человек — единственное существо, которое потребляет, ничего не производя. Он не дает молока, он не несет яиц, он слишком слаб для того, чтобы таскать плуг, он слишком медлителен для того, чтобы ловить кроликов. И все же он верховный владыка над всеми животными. Он гонит их на работу, он отсыпает им на прокорм ровно столько, чтобы они не мучились от голода — все же остальное остается в его владении.

О писателях

У всякого писателя, особенно романиста, признает он это или нет, есть «послание», и вся, до мельчайших подробностей, его работа им и обусловлена. Всё искусство есть пропаганда.

Всякий писатель, который становится под партийные знамёна, рано или поздно оказывается перед выбором — либо подчиниться, либо заткнуться.

Невозможно написать ничего толкового, если постоянно не подавлять в себе личное. Хорошая проза — как чисто вымытое оконное стекло.

От популярного писателя ждут, что он все время будет писать одну и ту же книгу, забывая, что тот, кто пишет одну и ту же книгу дважды, не в состоянии написать её даже один раз.

Когда говорят, что писатель в моде, это почти наверняка означает, что восхищаются им только люди до тридцати лет.

О свободе

Свобода — это возможность сказать, что дважды два — четыре. Если дозволено это, все остальное отсюда следует.

— Сколько я показываю пальцев, Уинстон? — Четыре. — А если партия говорит, что их не четыре, а пять, — тогда сколько?..

Свобода - это право говорить людям то, чего они не хотят слышать.

Становясь тираном, белый человек наносит смертельный удар по своей собственной свободе.

Противники интеллектуальной свободы всегда пытаются изобразить, что они призывают к борьбе «за дисциплину против индивидуализма».

О войне

Сущность войны — уничтожение не только человеческих жизней, но и плодов человеческого труда. Война — это способ разбивать вдребезги, распылять в стратосфере, топить в морской пучине материалы, которые могли бы улучшить народу жизнь и тем самым в конечном счёте сделать его разумнее.

Океания воевала с Евразией: Океания всегда воевала с Евразией.

Мы, вероятно, не погрешим против истины, если скажем, что, сделавшись постоянной, война перестала быть войной. Постоянный мир был бы то же самое, что постоянная война. Вот в чём глубинный смысл - хотя большинство членов партии понимают его поверхностно - партийного лозунга ВОЙНА — ЭТО МИР.

Самый быстрый способ окончить войну — проиграть её.

О словах

Политический язык нужен для того, чтобы ложь звучала правдиво, чтобы убийство выглядело респектабельным и чтобы воздух можно было схватить руками.

Каждое сокращение было успехом, ибо чем меньше выбор слов, тем меньше искушение задуматься.

Это прекрасно — уничтожать слова. Главный мусор скопился, конечно в глаголах и прилагательных, но и среди существительных — сотни и сотни лишних. Не только синонимов; есть ведь и антонимы. Ну скажите, для чего нужно слово, которое есть полная противоположность другому? Слово само содержит свою противоположность.

Неискренность — главный враг ясной речи.

О власти

Власть состоит в том, чтобы причинять боль и унижать. В том, чтобы разорвать сознание людей на куски и составить снова в таком виде, в каком вам угодно.

Власть — не средство; она — цель. Диктатуру учреждают не для того, чтобы охранять революцию; революцию совершают для того, чтобы установить диктатуру. Цель репрессий — репрессии. Цель пытки — пытка. Цель власти — власть.

Пролетарии никогда не восстанут — ни через тысячу лет, ни через миллион. Они не могут восстать. Причину вам объяснять не надо; вы сами знаете. И если вы тешились мечтами о вооружённом восстании — оставьте их. Никакой возможности свергнуть партию нет. Власть партии — навеки. Возьмите это за отправную точку в ваших размышлениях.

О любви

Когда любишь кого-то, ты его любишь, и, если ничего больше не можешь ему дать, ты все-таки даешь ему любовь.

Признание — не предательство. Что ты сказал или не сказал — не важно, важно только чувство. Если меня заставят разлюбить тебя — вот будет настоящее предательство.

Министерство любви внушало страх. В здании отсутствовали окна. Уинстон ни разу не переступал его порога, ни разу не подходил к нему ближе чем на полкилометра. Попасть туда можно было только по официальному делу, да и то преодолев целый лабиринт колючей проволоки, стальных дверей и замаскированных пулемётных гнезд.

О массах

Каких взглядов придерживаются массы и каких не придерживаются — безразлично. Им можно предоставить интеллектуальную свободу, потому что интеллекта у них нет.

Массы никогда не восстают сами по себе и никогда не восстают только потому, что они угнетены. Больше того, они даже не сознают, что угнетены, пока им не дали возможности сравнивать.

Люди с пустыми желудками никогда не впадают в отчаяние; собственно говоря, даже не знают, что это такое…

О книгах

Хорошие романы пишут смелые люди.

Лучшие книги говорят тебе то, что ты уже сам знаешь.

Трагедия возникает не тогда, когда добро терпит поражение, а в том случае, когда человек кажется благороднее тех сил, которые его губят.

О национализме

Патриотизм по природе своей не агрессивен ни в военном, ни в культурном отношении. Национализм же неотделим от стремления к власти.

Всякого националиста преследует мысль, что прошлое можно — и должно — изменить.

Многие люди вольготно чувствуют себя на чужбине, лишь презирая коренных жителей.

О социализме

Худшая реклама социализма (как и христианства) — его приверженцы.

В Европе коммунизм возник, дабы уничтожить капитализм, но уже через несколько лет выродился в орудие русской внешней политики.

Правда состоит в том, что для многих людей, именующих себя социалистами, революция не означает движения масс, с которыми они надеются связать себя; она означает комплект реформ, которые «мы», умные, собираемся навязать «им», существам низшего порядка.

О революционерах

В девяти случаях из десяти революционер — это скалолаз с бомбой в кармане.

Большинство революционеров — потенциальные консерваторы.

Типичный социалист — это аккуратный маленький человечек, обычно мелкий чиновник и тайный трезвенник, нередко — вегетарианец, который — и это в нём самое главное — ни на что не променяет свое социальное положение.

О пропаганде

Война — это мир, свобода — это рабство, незнание — сила.

Когда изобрели печать, стало легче управлять общественным мнением; радио и кино позволили шагнуть в этом направлении еще дальше. А с развитием телевизионной техники, когда стало возможно вести прием и передачу одним аппаратом, частной жизни пришел конец.

О рассудке

Здравый рассудок – понятие не статистическое.

В нашем обществе те, кто лучше всех осведомлён о происходящем, меньше всех способны увидеть мир таким, каков он есть. В общем, чем больше понимания, тем сильнее иллюзии: чем умнее, тем безумнее.

О разном

Абсолютно белое, как и абсолютно чёрное, кажется каким-то дефектом зрения.

Ни за что на свете ты не захочешь, чтобы усилилась боль. От боли хочешь только одного — чтобы она кончилась. Нет ничего хуже в жизни, чем физическая боль. Перед лицом боли нет героев.

Если хочешь сохранить секрет, надо скрывать его и от себя.

Бывают ситуации, когда «неверные» убеждения более искренни, чем «верные».

Озлобленный атеист не столько не верит в Бога, сколько испытывает к нему неприязнь.

Неопровержимый признак гения: его книги не нравятся женщинам.

Серьёзный спорт не имеет ничего общего с честной игрой. Серьёзный спорт — это война минус убийство.

Автобиографии можно верить, только если в ней раскрывается нечто постыдное.

Реклама — это громыхание палкой внутри помойного ведра.

Вам когда-нибудь приходило в голову, что в каждом толстяке скрывается худой, подобно тому, как в каждой каменной глыбе прячется статуя?

 

Скорее к сожалению, произведения Оруэлла до сих не утратили актуальности. Человечество не успевает за изменениями в мире, и то там, то здесь поддается искушению простых и якобы эффективных решений, исходящих от больших и маленьких вождей.

Цитаты про Оруэлла

  • В. Набоков: В моем представлении о литературоведении вообще нет места «духовному сродству», но коли уж выбирать родственную душу, то конечно же этого великого художника [Кафку], а не Дж. Г. Оруэлла или кого-нибудь еще из популярных поставщиков идеологических иллюстраций и романизованной публицистики.  (кстати, цитаты Набокова)
  • Э. Фромм: Надежду можно реализовать, только если она будет замечена, так что «1984» учит нас, что опасность, которая стоит сегодня перед всеми людьми, опасность общества роботов, которые потеряли последние следы индивидуальности, любви, критического мышления, и даже не осознают этого из-за «двоемыслия». Такие книги, как Оруэлла, — мощные предупреждения, и получится очень неудачно, если читатель самодовольно поймёт «1984» как очередное описание сталинского варварства и не заметит, что это касается и нас тоже.
  • З. Прилепин: Так что если и говорить о том, что мир Оруэлла где-то есть, то он есть во всём мире. Если вы считаете, что он есть только в России, то это просто незнание реалий. Что, конечно же, не отменяет, что где-то на местах могут быть вороватые чиновники, а начальник полиции окажется вдруг людоедом. Это везде в мире есть. У нас среднестатистическая европейская страна.
  • Д. Быков: Я не думаю, что «1984» — это уж такая антиутопия. Это прозрение насчёт связи любви и свободы, очень точное прозрение о будущих технологиях управления человеком. Мне вообще «1984» нравится. Я всегда говорил: считалось, что Оруэлл слабый писатель и сильный мыслитель, а по-моему, наоборот.

Далее вы можете перейти к другим подборкам цитат:

 

Буду признателен, если вы поделитесь с друзьями ссылкой на статью в социальных сетях. Воспользуйтесь кнопками сетей ниже

Комментарии также всячески приветствуются!

Подписаться на новые статьи

Добавить комментарий