Цитаты Буковски

Цитаты Чарльза БуковскиПодготовил: Дмитрий Сироткин

Представляю вам подборку цитат американского писателя Чарльза Буковски (1920 — 1994).

Практически все его произведения носят автобиографический характер, написаны обычно в нетрезвом виде и отнесены к жанру «черный реализм».

Цитаты сведены по темам: жизненная этика, женщины и мужчины, люди, жизнь, о себе, отношения, писатели, человеческие проявления, любовь, выпивка, талант, одиночество, секс, красота, телевизор, части тела, Рождество, политика.

О жизненной этике

Хорошо, когда есть куда пойти, когда всё плохо.

Быть над добром и злом – в теории-то оно ничего, но чтобы жить дальше, выбирать всё-таки нужно…

Вся проблема была в том, что приходилось выбирать между одним злом и другим. Результаты выбора не имели никакого значения, всё равно вас брали за жабры и имели по полной программе, к двадцати пяти годам большинство людей уже становились полными кретинами.

Я не верю, что можно изменить мир к лучшему. Я верю, что можно постараться не сделать его хуже.

Чтобы начать спасать мир, надо спасать каждого человека по отдельности, одного за одним; спасать всех — это романтизм или политика.

Чем больше рек пересёк, тем больше о реках знаешь — то есть, если пережил и быстрины, и пороги. А это иногда может оказаться довольно круто.

Если у вас почти не осталось души и вам об этом известно, значит, душа у вас ещё есть.

Потенциал ни фига не значит. Это надо делать.

Бывают дни, когда лучше всего не вылазить из постели и натянуть одеяло на голову.

Одна радость — слушать соседей. Это помогает понять, что не одному тебе сбили холку, что не у тебя одного крыша поехала.

У меня любимый день – понедельник. Все возвращаются на работу, и никто глаза не мозолит.

Кому захочется оставаться там, где его не хотят?

Я не слишком-то смотрю на людей. Это мешает. Если долго смотришь на кого-то, то начинаешь становиться похожим на него. Люди… По большей части я могу обойтись и без них. Они опустошают меня, а не наоборот. Я не испытываю уважения ни к одному человеку. Из-за этого у меня бывают проблемы…

Никто никогда не может быть вполне уверен в том, что сделает.

Когда я вижу человека с чистой квартирой, я знаю: с ним что-то не в порядке. А если там слишком чисто, то он ***.

Если не можете быть джентльменом, так не будьте хотя бы свиньей.

Если ты скотина, так и скажи. А то кто-нибудь другой скажет. Но если я скажу первым, они обезоружены.

О женщинах и мужчинах

Все женщины разные. В основном они кажутся сочетанием лучшего и худшего — и волшебного, и ужасного. Я, впрочем, рад, что они существуют.

Пока мужчины смотрят профессиональный футбол, или пьют пиво, или шастают по кегельбанам, они, женщины эти, думают о нас, сосредотачиваются, изучают, решают — принять нас, выкинуть, обменять, убить или просто-напросто бросить. В конечном итоге, едва ли это имеет значение; чтобы они ни сделали, мы кончаем одиночеством и безумием.

Когда женщина пошла против тебя, забудь про неё. Они могут любить, но потом что-то у них внутри переворачивается. И они могут спокойно смотреть, как ты подыхаешь в канаве, сбитый машиной, и им плевать на тебя.

Женщины: мне нравятся цвета их одежды; то, как они ходят; жестокость в некоторых лицах; время от времени чистая красота в каком-нибудь лице, абсолютно и завораживающе женском. Меня пробивали многие вещи: женские туфельки под кроватью; одинокая заколка, забытая на комоде; то, как они говорят: «Пойду пописяю »; ленты в волосах; когда идешь с ними по бульвару в полвторого дня – просто два человека, шагающие вместе; долгие ночи с выпивкой и сигаретами, разговорами...

Очень немногие красивые женщины стремятся показать на людях, что они кому-то принадлежат.

Сколько хороших мужиков оказалось под мостом из-за бабы.

Если б я родился женщиной, то наверняка стал бы проституткой. Коль скоро я родился мужчиной, я желал женщин постоянно – чем ниже, тем лучше. Однако женщины – хорошие женщины – пугали меня, поскольку, в конечном итоге, требовали себе всю душу, а то, что от меня еще оставалось, я хотел сберечь.

Мужику нужно много баб только тогда, когда все они никуда не годятся. Мужик может вообще личность свою утратить, если будет слишком сильно хреном по сторонам размахивать.

О людях

У каждого человека свой личный ад, и не один.

Что ни дай роду людскому, всё он исцарапает, искромсает и обосрёт.

Какие же скучные люди. По всей земле. И размножаются почкованием. Вонючий зверинец. Земля кишит ими.

Некоторые люди не умеют сходить с ума — у них ужасно скучные жизни.

Что случилось с одним, случалось с большинством из нас. Жизни наши не так уж сильно отличались друг от друга — хоть мы и любили считать, что это не так.

Чем дольше знаешь людей, тем заметнее их чудачества. Иногда чудачества забавные – в самом начале.

Хорошего человека в наше время трудно найти.

Обычно люди намного лучше в письмах, чем в реальности. В этом смысле они очень похожи на поэтов.

Впервые поцеловаться, впервые потрахаться — в этом есть что-то драматическое. Поначалу люди интересны. Со временем, медленно, но верно открывается вся ущербность, всё сумасшествие. Я значу для них всё меньше и меньше, они значат всё меньше и меньше для меня.

Нищета и невежество порождают собственную истину.

О жизни

Всегда кто-нибудь испортит тебе день, а то и всю жизнь.

Неудачный день. И неделя. И месяц. И год. И жизнь. Будь она проклята.

Всегда будет что-то, что захочет разрушить нашу жизнь. Все зависит от того — что или кто встретится первым. Однако надо всегда быть готовым к встрече.

Очень грустно, всё очень грустно — живём всю жизнь как идиоты и в конце концов умираем.

Просто жить, пока не умрешь, — уже тяжелая работа.

В мире слишком много холода. Если б только люди могли договориться обо всем, было бы по-другому.

Просыпаешься утром, вылезаешь из-под одеял, садишься на постель и думаешь: чёрт подери, что же дальше-то?

Казалось, что когда из повседневной жизни уберёшь напряг и безумие, опираться больше как бы и не на что.

Ничего никогда не настраивается. Люди просто слепо хватают, что попадается под руку: коммунизм, здоровую пищу, дзен, серфинг, балет, гипноз, ... — а затем всё это испаряется и распадается. Людям надо найти, чем заняться в ожидании смерти.

Проблема этого мира в том, что воспитанные люди полны сомнений, а идиоты полны уверенности.

Дела шли хорошо, но неизвестно куда.

О себе

«Человечество, ты с самого начала облажалось». Вот мой девиз.

Я обычно плох, но, когда я хорош, я хорош дьявольски.

Это все мое детство виновато, понимаешь. Я никогда не знал, что такое любовь…

Я — как избалованный старшеклассник. Да я хуже любой б...и; б...ь только забирает твои денежки и больше ничего. Я же забавляюсь с жизнями и душами, как будто они — мои игрушки. Как могу я называть себя человеком? Как могу писать стихи? Из чего состою?

Я не люблю законы, правила, религию и мораль. Я не позволю обществу перекраивать меня по-своему.

Когда я был моложе, у меня постоянно была депрессия. Но сейчас самоубийство больше не казалось возможностью жизни. В моём возрасте остаётся очень мало чего убивать. Хорошо быть старым, чтобы там ни говорили.

Об отношениях

Люди обязаны друг другу некой верностью, что ли, — даже если не женаты. В каком-то смысле, доверие должно заходить ещё глубже именно потому, что оно не освящено законом.

Начало отношений — всегда самое легкое. Уже после начинают спадать покровы, и это никогда не кончается.

Человеческие отношения всё равно не работают. Только в первых двух неделях есть какой-то кайф, потом участники теряют всякий интерес. Маски спадают, и проглядывают настоящие люди: психопаты, имбецилы, одержимые, мстительные...

Мне всегда больше нравилось самому гостить у женщин, а не когда они гостят у меня. От них всегда можно уйти.

Самое большое, на что можно надеяться в отношениях между двумя людьми, решил я, — это два с половиной года.

Всё хорошее, что было в наших отношениях, походило на крысу, которая расхаживала по моему желудку и грызла внутренности.

Когда я пьян, а она — безумна, мы почти друг друга стоим.

Целоваться – более интимное занятие, чем ***ля. Именно поэтому мне никогда не нравилось, чтобы мои подружки ходили везде и целовали мужиков. Лучше б они их трахали.

О писателях

Писатели — это отчаянные люди, и, когда у них появляется надежда, они перестают быть писателями.

Адвокаты, врачи и дантисты обирают людей до нитки. Писателям остаётся помирать с голодухи, кончать жизнь самоубийством или сходить с ума.

Самое худшее для писателя — знать другого писателя, а тем паче — несколько других писателей. Как мухи на одной какашке.

Интеллектуал о простой вещи говорит сложно — художник сложную вещь описывает простыми словами.

Если то, что писатель написал, издавалось и расходилось во многих, многих экземплярах, писатель считал себя великим. Если то, что писатель писал, издавалось и продавалось средне, писатель считал себя великим. Если то, что писатель писал, вообще никогда не издавалось, и у него не было денег, чтобы напечатать это самому, то он считал себя истинно великим.

Легко писать о ***ях, но писать о хорошей женщине несоизмеримо трудней.

В уме у себя я мог изобретать мужчин, поскольку сам был таким, но женщин олитературить почти невозможно, не узнав их сначала как следует.

О человеческих проявлениях

Все воображают себя особенными, привилегированными, исключительными. Даже уродливая старая перечница, поливающая на крылечке герань.

Несчастье для меня — это быть в толпе. Быть в толпе людей и слушать их разговоры. От этого можно сойти с ума. Эти разговоры — разговоры умалишённых. Даже собаки говорят лучше. Люди без морали часто почитают себя более свободными, но им, главным образом, недостает способности чувствовать или любить.

Есть такие люди — сразу же после первой встречи начинаешь их презирать.

Мой друг Уильям счастливый человек — чтобы страдать, ему не хватает воображения.

Покажите мне одинокого человека, который, живя сам, содержит в порядке кухню, и я в 8 случаях из 9 докажу, что у него отвратительный характер.

Я пытался убедить себя, что чувство вины – просто своего рода заболевание. Что именно люди без вины добиваются в жизни прогресса. Люди, способные лгать, обманывать, люди, всегда знающие, как срезать угол.

О любви

Любовь — это нормально для тех, кто может справиться с психическими перегрузками. Разумеется, человека можно любить — если знаешь его не слишком близко.

Найди то, что любишь, и пусть это убьёт тебя.

Я слишком хорошо знаю свои недостатки, чтобы требовать взаимной любви.

Любовь — это для гитаристов, католиков и шахматных маньяков.

О выпивке

Пьянство — это форма самоубийства, когда тебе позволено возвращаться к жизни и начинать всё заново на следующий день.

Когда ты пьян, мир по-прежнему где-то рядом, но он хотя бы не держит тебя за горло.

Если случается что-то плохое — пьешь в попытках забыть; если случается что-то хорошее — пьешь, чтоб отпраздновать; если ничего не случается — пьешь, чтобы что-то произошло.

— Я думаю, мне выпить надо. — Выпить почти всем надо, только они об этом не знают.

О таланте

В 25 гением может быть любой. В 50 для этого уже что-то надо сделать.

Честолюбие редко помогает таланту. Другое дело — удача. Талант всегда плетется за ней по пятам.

Если солжёшь человеку насчёт его таланта только потому, что он сидит напротив, это будет самая непростительная ложь из всех, поскольку равносильна тому, чтобы сказать: давай дальше, продолжай, — а это, в конечном итоге, худший способ растратить жизнь человека без истинного таланта. Однако, многие именно так и поступают — друзья и родственники, главным образом.

Об одиночестве

Одиночество укрепляет меня; без него я как без еды и воды. Каждый день без него обессиливает меня. Я не горжусь своим одиночеством, но я завишу от него.

Мне всегда не по себе в одиночестве; иногда бывает хорошо, а по себе — ни разу.

С моими взглядами на жизнь первое дело — избегать общения с людьми. Чем меньше мне их попадается, тем лучше я себя чувствую.

О сексе

Если хочешь пить — пей; если хочешь трахаться — выкинь бутылку нафиг.

Во мне много пуританского. А пуритане наслаждаются сексом больше кого бы то ни было.

Мы только и делаем, что дрыхнем, жрём, валяемся везде, да трахаемся. Как слизни. Слизневая любовь, вот как это называется.

О красоте

Красота — пустяк. Ты и сам не понимаешь, как тебе повезло, что ты некрасив, ведь если ты нравишься людям, то знаешь, что дело в другом.

Нет такой вещи как красота, особенно в человеческом лице, в том, что мы называем физиономией. Это всё подсчитанная и воображаемая подгонка. Мол если нос не слишком торчит, бока в порядке, если уши не слишком большие, если волосы длинные… Это мираж обобщения. Люди думают, что определённые лица красивы, но, на самом деле, они таковыми не являются, математически равны нулю. Настоящая «красота», конечно, исходит от характера, а не от того, какой формы брови.

О телевизоре

Видеть на экране всякое дерьмо стало столь привычным, что люди перестали отдавать себе отчет в том, что смотрят одно дерьмо.

— Первое, что мне в тебе понравилось, – говорила Лидия, – это что у тебя нет телевизора.

О частях тела

Ноги для меня — первое дело. Это первое, что я увидел, когда родился. Но тогда я пытался вылезти. С тех пор я стремлюсь в обратную сторону, но без большого успеха.

Она встала и вышла вон. Никогда в жизни я не видел такого зада. Не поддаётся описанию. Не поддаётся ничему. Не мешайте мне сейчас. Я хочу о нём подумать.

О Рождестве

Возьмите, например, Рождество. Ага, возьмите его отсюда к чёрту.

Зачем убивать столько рождественских елей, чтобы отметить один-единственный день рождения?

О политике

Со всеми остальными нами всё будет в порядке, пока бедняки не научатся делать атомные бомбы у себя в подвалах.

Разница между диктатурой и демократией следующая: демократия – сначала голосуем, потом слушаем. Диктатура – не тратим драгоценное время на бесполезное голосование.

О разном

Бог – это крюк в небесах.

Дурной тон используют в миллион раз больше, чем хороший.

Депрессия и самоубийство часто оказывались результатом неправильной диеты.

Любой дурак может выхарить себе какую-нибудь работу: наоборот, только мудрый человек может обойтись без неё.

 

Как видно из приведенных цитат, Чарльз Буковски обладал богатым жизненным опытом, хотя и несколько специфичным. Наверное, нужно обладать немалыми талантом и целеустремленностью, чтобы стать известным писателем, находясь «на дне».

В дополнение - несколько цитат о Буковски:

  • Д. Калонн: Идеологии, лозунги, ханжество были его врагами, и он отказывался принадлежать к любой группе, будь то битники, «исповедальники», «Чёрная гора», демократы, республиканцы, капиталисты, коммунисты, хиппи, панки. Буковски протоколировал глубочайшие свои психологические и духовные страдания в собственном неподражаемом стиле.
  • Д.Ньюлав: В человеческом плане, несмотря на его неуживчивый, сварливый и вздорный характер, в нем всегда присутствовала абсолютная ясность ума и контроль разума, а также – настолько покоряющее добродушие, мужество и щедрость, что его называли „единственным действительно любимым поэтом подполья".
  • Д. Быков: Любят его за то же, за что любят и Довлатова — за возможность соотнести себя с образом далеко не триумфального, далеко не успешного, довольно печального автора. «Dirty old men need love too». Все мы в каком-то смысле dirty old men, даже если нам двадцать. Поэтому мне кажется, что Буковски дает именно читателю эту возможность довольно радостного, в каком-то смысле утешительного соотнесения себя с героем. Он не понтуется. Он честно говорит о своих проблемах. Другое дело, что, как и Довлатов, он все-таки немножко умиляется себе, и это делает его чтение далеко не таким целительным.

Далее вы можете перейти к другим подборкам цитат:

 

Буду признателен, если вы поделитесь с друзьями ссылкой на статью в социальных сетях. Воспользуйтесь кнопками сетей ниже

Комментарии также всячески приветствуются!

Подписаться на новые статьи

Добавить комментарий