Цитаты Астафьева

Цитаты Виктора АстафьеваПодготовил: Дмитрий Сироткин

Представляю вам подборку цитат писателя Виктора Астафьева (1924—2001).

В цитатах Астафьева наиболее сильно проявляется боль за бесправие и униженность простых русских людей, продолжившихся и при советской власти.

Цитаты сведены по темам: русские и Россия, человеческие проявления, любовь, жизнь, женщины и мужчины, люди, война, смерть, дети, душа, о себе, власть, жизненная этика.

О русских и России

Один русский дурак может наделать столько дел и бед, что тысяче умных немцев не исправить.

Благородства в людях вообще мало, потому что у нас [в России] все сделано, особенно после революции, чтобы человека к скотине приблизить. Редко кому удается выгрести.

Все мы, русские люди, до старости остаемся в чем-то ребятишками, вечно ждем подарков, сказочек, чего-то необыкновенного, согревающего, даже прожигающего душу, покрытую окалиной грубости, но в середке не защищенную, которая и в изношенном, истерзанном, старом теле часто ухитряется сохраняться в птенцовом пухе.

Нет на свете ничего подлее русского тупого терпения, разгильдяйства и беспечности. Тогда, в начале тридцатых годов, сморкнись каждый русский крестьянин в сторону ретивых властей - и соплями смыло бы всю эту нечисть вместе с наседающим на народ обезьяноподобным грузином и его приспешниками.

Все страшное на Руси великой происходит совсем как бы и не страшно, обыденно, даже и шутливо, и никакой русский человек со своими пороками по доброй воле не расстанется.

О жизни же нашей повседневной лучше всех, по-моему, сказала соседка, давно живущая в бабушкином доме: «Как была, б…, инархия, так инархия, б…, и осталась!»

Все проходит: любовь, сожаление о ней, горечь утрат, даже боль от ран проходит, но никогда-никогда не проходит и не гаснет тоска по родине...

Изо всех спекуляций самая доступная и оттого самая распространенная - спекуляция патриотизмом, бойчее всего рапродается любовь к родине - во все времена товар этот нарасхват.

Какой же советский поселок и без бараков?

О любви

Она была обыкновенная, эта любовь, и в то же время самая необыкновенная, такой, какой ни у кого и никогда не было, да и не будет, пожалуй. Один поэт сказал: «Любовь — старая штука, но каждое сердце обновляет её по-своему».

Первая любовь - это все-таки подарок судьбы, и так он подарком и должен оставаться. А все, что бывает после первой любви, все - второе.

Но ведь тому, кто любил и был любим, счастьем есть и сама память о любви, тоска по ней и раздумья о том, что где-то есть человек, тоже о тебе думающий, и, может, в жизни этой суетной, трудной, и ему становиться легче средь серых будней, когда он вспомнит молодость свою.

Любовь — это творчество. Всегда творчество. Мы любим в других то, чего нет в нас, если нет этого и в других — выдумываем, внедряем, делаем людей лучше, чем они есть на самом деле.

«Сердцу не прикажешь» — это истина истин, ведомая всякому люду, и все попытки ниспровергнуть ее порождают лишь бессердечие.

О жизни

Жизнь — не письмо, в ней постскриптума не бывает.

Жизнь наступает с той поры, когда человек начинает задумываться над поступками и отвечать за них.

В ей, в жизни, завсегда, как на рыбалке: то клюет, то не клюет…

Нигде никогда не ощущается вечность так, как вечером и ночью, опустившимися в лес. Нет-нет, даже не опустившимися, просто здесь давно-давно пребывающими. И нет, и не было нигде другого мира, другой поры.

Самые счастливые игры — недоигранные, самая чистая любовь — недолюбленная, самые лучшие песни — недопетые.

О женщинах и мужчинах

Женщина есть всего сильнее на свете, сильнее даже всех докторов и фельдшеров. Те учатся по книжкам несколько зим, а она тысячи лет создает жизнь и исцеляет людей своею добротой.

У каждого мужчины может быть такая женщина... А если нет, то он ищет её всю жизнь... Есть только она, женщина, которой он принадлежит весь до последней кровинки, до остатнего вздоха, и ничего уж с этим поделать никто не сможет! Это всего сильнее на свете!

Бабе сердце беречь надо, остальное все у нее износу не знает…

Ох уж эта литература! То соврет, то правду скажет. Подсказала бы вот людям, куда же это прекрасное, которого так много в девушках, девается в бабах?

Как известно, баба кроит вдоль, да режет поперёк.

О людях

Мы уже так редко слушаем друг друга. Не вникая в жизнь ближнего своего, не разучимся ли мы чувствовать чужую радость, чужое горе, боль, и, глядишь, когда нам больно сделается, никто не поможет нам, не пожалеет, не услышит нас. И не утратим ли мы насовсем то, что зовется древним добрым словом — сострадание?

В беде, в одиночестве, люди все одинаковы.

Сажей и дерьмом вымазанный человек непременно захочет испачкать все вокруг — таков не закон, нет, таков его, человека, норов или неизлечимый недуг, название которому… ЗЛО!

Мелкое, но постоянное унижение не просто мучает и терзает душу человека, оно приводит к чувству самоуничижения, малозначности своей.

О войне

Тот, кто врет о войне прошлой, приближает войну будущую.

Сталин за победу сжег народ в огне войны.

Главное губительное воздействие войны в том, что вплотную, воочию подступившая массовая смерть становится обыденным явлением и порождает покорное согласие с нею.

Память войны! Счастлив, кто не знает ее, и я хотел бы пожелать всем добрым людям: и не знать ее никогда, не ведать, не носить раскаленные угли в сердце, сжигающие здоровье.

О смерти

Живые всегда виноваты перед мертвыми, и равенства меж ними не было и во веки веков не будет.

Живём мы все вместе. Умираем по отдельности.

Жизнь дает только Бог, а отнимает всякая гадина.

О детях

Как часто мы бросаемся высокими словами, не вдумываясь в них. Вот долдоним: дети — счастье, дети — радость, дети — свет в окошке! Но дети — это ещё и мука наша! Вечная наша тревога. Дети — это наш суд на миру, наше зеркало, в котором совесть, ум, честность, опрятность наша — всё наголо видать. Дети могут нами закрыться, мы ими — никогда. Какие бы они ни были, большие, умные, сильные, они всегда нуждаются в нашей защите и помощи.

Детская память, конечно же, колодец, и колодец со светлой водой, в которой отражается не только небо, не только все самое яркое, но прежде всего поразившее воображение.

О душе

Говорят, что человеческая душа жива и бессмертна до тех пор, пока есть в оставшемся мире тот, кто её помнит и любит. Не станет меня, и мамина душа успокоится, отмучается наконец, потому что она мучается не где-то там, в небесах, мучается во мне, ибо есть я — её продолжение, её плоть и дух, её незаконченная мысль, песня, смех, слёзы, радость.

Боже, Боже! Что есть жизнь? И что с нами произошло? Куда мы делись? В какие пределы улетучились, не вознеслись, не уехали, не уплыли, а именно улетучились? Куда делась наша добрая душа? Где она запропастилась-то? Где?

О себе

Пусть имя мое живет в трудах моих до тех пор, пока труды эти будут достойны оставаться в памяти людей.

Я не знаю другого смысла и другого счастья, чем писать для простых, но истинных тружеников нашей земли... Ради них мечтаешь написать так, как никто еще до тебя не писал, чтобы душа читателя таяла, и был бы он счастлив тем, что есть мир прекрасный вокруг него, и он в этом мире есть, сопричастный всему великому и живому.

О власти

Власть всегда бессердечна, всегда предательски постыдна, всегда безнравственна.

Так всегда было. После всякой войны бросали и предавали тех, кто добыл победу и спас шкуры власть имущих.

О жизненной этике

Война и тайга - самая верная проверка человеку.

Лучше пить воду в радости, чем вино в кручине.

О разном

Если уж по уму да по совести и чести — спаситель наш — огород! Тут и голову ломать незачем. В огороде же том самоглавнейший спаситель — скромное, многотерпеливое существо, участью-долей схожее с русской женщиной, — картошка! В честь картошки надо бы поставить памятник в России.

Заклинаю вас, не вздумайте что-нибудь переименовывать.

Никогда ещё не наваливалась на человека и так уверенно не завладевала им массовая культура, которая одолевала и одолевает его всегда во времена смутные, бедственные, тяжкие. Она, массовая культура, как окопная вошь, что грызёт тело, но подтачивает душу.

На заострённом конце продолговатого ивового листа набухла, созрела крупная капля, и тяжёлой силой налитая, замерла, боясь обрушить мир своим падением.

 

Астафьев является ярким представителем такого направления в русской советской литературе как деревенская проза (1950-80ые гг.). К числу писателей-деревенщиков относятся также В. Шукшин, В. Распутин, Ф. Абрамов. Идеологически данное направление имеет большое сходство с дореволюционным славянофильством, хотя оно старается выявить истинные народные ценности, обращаясь к современной деревенской жизни.

В заключение приведу несколько цитат про Астафьева:

  • А. Солженицын: Язык Астафьева так же самороден и стихиен, как и сам он, как и вся его жизнь. Он пишет беспритязно, он не выбирает, не припоминает слов, они сами живорожденные выныривают к нему, как безошибочно ожидаемые им рыбины - и приходятся к месту.
  • Б. Ахмадулина: Вот две главные черты писателя Астафьева: абсолютное владение словом и бескорыстное, нетщеславное, несуетное поведение. Человеческое и литературное.  
  • Ю. Бондарев: Виктор Астафьев беспощадный реалист, приобщенный талантом к правде. Он .с неприязнью строгого очевидца отвергает всякую киноподобную действительность, фальшь в человеке, «правдивую ложь».

Далее вы можете перейти к другим подборкам цитат:

 

Буду признателен, если вы поделитесь с друзьями ссылкой на статью в социальных сетях. Воспользуйтесь кнопками сетей ниже

Комментарии также всячески приветствуются!

Подписаться на новые статьи

Добавить комментарий